Главная / Архив номеров / № 9 (29) 2013 /Статья Обзор новейших тенденций развития корпоративного коллекторства

Обзор новейших тенденций развития корпоративного коллекторства

Дмитрий ЖданухинДмитрий Жданухин знакомит с последними тенденциями развития корпоративного коллекторства: использование объявлений о продаже долга или поиске информации в качестве одного из методов взыскания, особенности взыскания долгов автопроизводителей, а также проверка контрагентов с позиции корпоративного коллекторства как новая самостоятельная услуга.

Дмитрий Жданухин, Президент Ассоциации корпоративного коллекторства, Генеральный директор Центра развития коллекторства, кандидат юридических наук

 

Взыскание долгов автопроизводителей

Российские автопроизводители находятся в достаточно конкурентных условиях и часто вынуждены поставлять продукцию с отсрочкой платежа или передавать ее в лизинг. Все это обуславливает накопление долгов различных категорий покупателей (дилеров, логистических компаний, автохозяйств строительных холдингов и т.д.). При этом в период кризиса многие, казалось бы, надежные партнеры начинают уклоняться от исполнения обязательств. В результате актуально рассмотрение возможностей быстрого и эффективного решения долговых проблем.
Сразу отметим, что обычные юридические приемы взыскания частенько не срабатывают. Оппоненты поставщиков грузовых автомобилей используют различные схемы уклонения по погашения задолженности и судебного взыскания. Наиболее популярны: 
- «слив» организации на «номинала», т.е. передача видимости владения и управления организацией лицу, которое реально не осуществляет управленческие функции (к сожалению, этот ход остался за бортом не так давно появившейся статьи 173.1 УК РФ «Незаконное создание организации»);

В письме шла речь о том, что налоговой инспекции не дадут, как обычно в таких случаях, проиграть хитрым предпринимателям в ходе борьбы в банкротстве.


- реорганизация (присоединение и т.д.) организации с исключением из ЕГРЮЛ (организация-правоприемник, как правило, в другом регионе и деятельность никакую не ведет);
- «управляемое» банкротство в интересах должника (выход в ликвидацию и затем в конкурсное производство, сопровождаемые часто появлением «искусственных» кредиторов).
Описанное сопротивление обуславливает необходимость использования внесудебных методик взыскания проблемных долгов, прежде всего, корпоративного коллекторства. В настоящее время «корпоративным коллекторством» иногда предлагают называть любые способы взыскания долгов организаций, но мы считаем, что данный термин актуален именно для внесудебных методик, т.к. иначе не было бы нужды придумывать специальное обозначение для альтернативы судебному взысканию.
В тех случаях, когда корпоративное коллекторство необходимо вписать в существующие регламенты работы с долгами крупных организаций, нередко оно называется расширенным претензионным порядком разрешения долговых споров. Также, учитывая особенности способов мотивации оппонентов к возврату долгов через угрозу законного распространения информации (информационное (PR) сопровождение), иногда корпоративное коллекторство называют законным или правомерным шантажом.
Использование методик корпоративного коллекторства должно учитывать такие особенности долгов покупателей грузовых автомобилей, как:
- наличие активов (автобаз, самих заложенных автомобилей и т.д.), которые защищают от взыскания;
- налаженные деловые связи с контрагентами, более прочные, чем у посреднических компаний, например, в торговле нефтепродуктами.
Отдельно стоит выделить ситуации, когда предприниматели «бросив» одну организации-дилера создают новую организацию, которая становится дилером уже другого производителя техники, нередко иностранного.
Важно отметить, что методики корпоративного коллекторства помогают взыскивать денежные средства, а не просто находить и изымать технику, которую потом еще надо как то продать для хотя бы частичного погашения задолженности. 
Интересной специфической возможностью взыскания долгов за поставленные автомобили является законная угроза точечного информирования контрагентов компаний, созданных предпринимателями, избавившимися или дистанцировавшимися от организации-должника. Основной для информационного воздействия, своего  рода, «юридического блефа» становится возможность применения ч. 5 ст. 488 ГК РФ, которая гласит, что, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате товара. При этом, как известно, залог следует за вещью и есть возможность обращения взыскания на заложенное имущество даже сменившее владельца или собственника. Главное, что о возможности обращения взыскания на такое заложенное имущества может предупреждаться контрагент недобросовестного предпринимателя, в интересах которого работают автомобили.
Например, в одном случае неоплаченные автомобили были заняты на строительстве автомобиля в одном из городов Юга России. В целях затруднения взыскания они были якобы проданы организацией-должником аффилированной с нею компании. Направление оппонентам проекта обращения к дирекции строящегося аэропорта позволило мотивировать к погашению задолженности. В письме контрагенту предлагалось не планировать объемы работ на указанные автомобили, т.к. на них может быть обращено взыскание как на заложенное имущество. Все это создавало угрозы разрыва контракта на строительные работы, что было важнее для предпринимателя, чем даже реальное изъятие техники. 
Приведем еще один пример системной работы методами корпоративного коллекторства по долгам перед автопроизводителями. Крупное предприятие-производитель поставила партию техники в другой регион на условиях оплаты в рассрочку. В течение примерно года из 60 млн. рублей поступило 6 млн. и появилась информация о запуске процесса банкротства организации-должника, к которой крупные претензии предъявила Федеральная налоговая служба. Одновременно бизнес (перевозка строительных материалов) продолжается через другие организации, где учредителями выступают или родственники учредителей организации-должника, или они сами.
Коллекторы посчитали, что негативно прореагировать на информацию о взыскании и возможности возврата выведенных активов могли: а) потенциальные контрагенты – банки, в которых планировали кредитоваться новые организации; б) контрагенты – заказчики услуг по перевозке, с которыми были сохранены отношения после переброски деятельности на новые компании. Эти организации были найдены и включены в программу взыскания.
Дополнительно отмечались возможные коррупционные связи учредителей организации-должника и наличие минимальных оснований для запуска уголовного преследования в связи с выводом активов по ст. 160 УК РФ «Присвоение или растрата» или ст. 199.2 УК РФ «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов».
На первоначальном этапе было отправлено уведомление о начале взыскания, в котором фиксировалась возможность обращения к указанным выше ключевым точкам. Затем после неконструктивных переговоров, в которых консультант оппонентов пытался убедить коллекторов отказаться от взыскания, описанные в уведомлении ходы были продемонстрированы в виде проектов обращений к контрагентам, а затем отправлены адресатам. Однако данные действия не дали необходимо эффекта в виде мотивации оппонентов к решению долговой проблемы, хотя поступили сведения о затруднении кредитования после обращения Центра развития коллекторства.
После первого этапа программа взыскания была скорректирована, т.к. логичное в соответствии с методикой корпоративного коллекторства системное воздействие на неответивших контрагентов организаций, через которые оппоненты продолжают бизнес, т.е. обращение к их вышестоящим организациям, контролирующим органам или публичное обсуждение ситуации, могло привести к прекращению этого сотрудничества и уничтожению бизнеса, за счет которого могла быть погашена задолженность. Одновременно было ясно, что уголовное преследование с учетом того, что оппоненты, кредитор и коллекторы находятся в разных регионах, а у владельцев организации-должника есть определенный административный и финансовый ресурс, вряд ли будет эффективным.
В этих условиях было принято решение использовать фактор неопределенности, т.е. без предупреждения осуществить поддержку другого кредитора – ФНС и сделать об этом как необычном шаге в ходе оказания услуг по корпоративному коллекторству публикацию в СМИ, т.е. вывести взыскание в публичную плоскость, правда, в ограниченном объеме. 
Последней каплей, которая переполнила чашу терпения оппонентов и убедила их выходить на конструктивные переговоры о компромиссе, стало повторное письмо в ФНС. Проект этого обращения, отправленного оппонентам, был подготовлен как реакция на ответ налоговой инспекции по первому письму с компроматом. В письме отмечалось, что с помощью информационного (PR) сопровождения и научно-консультационной поддержки органам ФНС будет оказана помощь для максимально эффективного поведения в сложившейся условиях. По сути, шла речь о том, что налоговой инспекции не дадут, как обычно в таких случаях, проиграть хитрым предпринимателям в ходе борьбы в банкротстве.
Таким образом, методики корпоративного коллекторства позволяют повысить долговую безопасность в сфере продажи коммерческих автомобилей. С течением времени эти технологии будут использоваться более широко, что осложнить жизнь недобросовестным предпринимателям.

Объявление о продаже долга или поиске информации как метод взыскания

В ходе внесудебного взыскания проблемных долгов организаций часто возникает проблема выбора наиболее эффективного для воздействия на должника способа распространения информации. Простые жалобы или вопросы к ключевым контрагентам часто воспринимаются несолидно либо наоборот сразу приводят к неблагоприятным для оппонентов последствиям, которые взыскатель не может предотвратить при исправлении ситуации. 
Одним из способов «непрямого» распространения информации о долговой проблеме, который дает множество дополнительных возможностей, является публичное предложение вознаграждения за информацию о должнике. Сразу подчеркнем, что в большинстве случаев речь идет не о реальном сборе информации, а именно о способе распространения информации о наличии проблемы и возможной недобросовестности, который мотивирует оппонента к погашению задолженности, т.к. демонстрирует реальность наступления негативных последствий точечного либо публичного PR-сопровождения взыскания.
Объявление о вознаграждении может применяться в самых разных ситуациях, но выделим некоторые наиболее актуальные случаи. Например, у должника отсутствуют стандартные ключевые точки для информационного воздействия - крупные контрагенты, объединения предпринимателей, специфические контролирующие органы и т.д. Соответствующая ситуация была, когда должником являлось ООО, связанное с мебельным цехом, владелец которого стал вести бизнес через другое юридическое лицо. У мебельного цеха основной покупатель – обычные физические лица, а круг поставщиков достаточно легко меняется. 
Другой распространенный вариант актуальности рассматриваемой методики - исчерпанность или рискованность других вариантов распространения информации. К примеру, связь организации-должника с крупным холдингом, на которую указывает кредитор, не находит явного подтверждения в составе учредителей, информация в СМИ отсутствует, а стандартные уведомления о начале взыскания и обычных точечных информационных ходах не дали результата. Вот тут объявление о вознаграждении за информацию, подтверждающую связь названных организаций, размещенное в уважаемом деловом издании, может быть очень кстати.
Отдельно отметим, что объявление о вознаграждении за информацию может быть полезно в тех случаях, когда необходимо использовать фактор неопределенности, т.е. отказаться от стандартного предупреждения оппонентов о планируемых информационных шагах, чтобы они задумались какие еще действия могут планироваться и совершаться в тайне от них.
Важно также то, что объявление о вознаграждении за информации в большинстве случаев не является утверждением о фактах, которые хотелось бы подтвердить с помощью искомой информации. Соответственно, исключается ответственность за клевету или причинение вреда деловой репутации, хотя реально сведения распространяются и становятся доступны заинтересованным лицам.
Вознаграждение (реально интересное или символическое) может обещаться за информацию о:
- продолжении бизнеса того или иного лица через подставных либо доверенных лиц/оффшоры и зарегистрированные на них организации;
- связи каких-либо организаций и лиц (это особо актуально во взысканиях с коррупционным элементом);
- наличии и местонахождении имущества должника;
- местонахождении руководителей организации-должника.
Очень важно обратить внимание на разнообразие форм распространения объявлений о вознаграждении за информацию. При этом выбор формы зависит от особенностей ситуации взыскания (кто должник, каков круг его общения и т.д.). Итак, объявлении может быть распространено в:
- газете бесплатных объявлений, привязанной к определенному региону;
- уважаемом деловом СМИ (печатном или онлайновом);
- сообщении контекстной рекламы;
- наружной рекламе различного вида;
- сообщении на сайте организации-кредитора;
- записи в форуме или блоге.
Объявление может не только распространяться, но и:
- предварительно демонстрироваться оппонентам;
- после публикации дополнительно распространяться по «ключевым точкам»;
- обсуждаться;
- продвигаться средствами поисковой оптимизации или слухообразующими опросами.
Предлагаемая методика сопряжена с определенными рисками. Объявление может показать лицам, связанным с долгом, что у кредитора или взыскателя не хватает информации или способов воздействия. Уменьшить вероятность такого эффекта может предварительная демонстрация оппонентам того, что информация все же имеется, а объявление – это способ информационной интервенции. 
Отметим, что, несмотря на важность именно распространения информации в виде объявления, достижение цели получения необходимой информации тоже вполне возможно.  Более того, отдельным этапом развития описываемой методики может стать появление специальной биржи, на которой предлагается вознаграждение за определенную информацию и те, кто способен ее предоставить в силу особенных навыков (конкурентной разведки и т.д.) будут знать об этой бирже.
Таким образом, объявление о вознаграждении за информацию, связанную с конкретным взысканием, может становиться все более распространенной методикой корпоративного коллекторства и помогать кредиторам добиться возврата денежных средств. 
 
Проверка контрагентов с позиции корпоративного коллекторства

Долгое время я считал проверку контрагентов достаточно конкурентным и не особо интересным направлением бизнеса, смежным с коллекторским. Однако однажды давний и важный клиент, для которого проводилось большое количество взысканий, попросил проверить нескольких потенциальных покупателей его продукции (ГСМ, моторные масла и т.д.). При выполнении поставленной задачи мы поняли, что смотрим на оценку надежности контрагента несколько иначе, нежели специалисты службы безопасности (внутренних или внешних). Отличия обусловлены особенностями методик корпоративного коллекторства, которые применяются при возникновении долговых проблем. То есть при проведении проверки мы не только оцениваем состояние компании в текущий момент времени, но и моделируем возможное поведение контрагента в случае, если он, по каким-то причинам, не исполнит своих обязательств.


Если мы видим, что ранее учредитель проверяемой организации уже «сливал» юридические лица, на которых, судя по данным судов и ФССП РФ, остались долги, то это тревожный сигнал.


Например, в ходе взыскания в качестве одной из ключевых точек, т.е. лиц, угроза информирования которых может подтолкнуть должников к исполнению обязательств, часто фигурируют объединения предпринимателей, куда входит организация-должник или связанная с ней организация. Возможность исключения из отраслевых ассоциаций, СРО или ТПП и связанный с этим скандал может достаточно долго мешать развитию бизнеса. Соответственно, при проверке контрагентов мы смотрим: участвуют ли проверяемая компания или холдинг в каких-либо объединениях. Такое участие обычно считаем фактором, повышающим надежность контрагента, также как наличие известных клиентов, а также публичная, в том числе политическая или общественная, активность руководителей или владельцем организации.

Особо важным моментом, который исследуется в первую очередь, мы считаем анализ возможного опыта использования предпринимателем, организация которого проверяется, схем затруднения взыскания задолженности, в том числе недобросовестных. Речь, идет о таких ходах как:

- «слив» организации на номинала, т.е. передача видимости владения и управления организацией лицу, которое реально не осуществляет управленческие функции;

- реорганизация (присоединение и т.д.) организации с исключением из ЕГРЮЛ (организация-правоприемник, как правило, в другом регионе и деятельность никакую не ведет);

- «управляемое» банкротство в интересах должника (выход в ликвидацию и затем в конкурсное производство, сопровождаемые часто появлением «искусственных» кредиторов).

Эти моменты легко проверяются по информационным системам, где данные ЕГРЮЛ объединены с информацией картотеки арбитражных дел (Контур.Фокус, СПАРК, Интегрум и др.). Соответственно, если мы видим, что ранее учредитель проверяемой организации уже «сливал» юридические лица, на которых, судя по данным судов и ФССП РФ, остались долги, то это тревожный сигнал. Это стоит учитывать, даже если сейчас его организация вполне внушает доверие по многим обычно проверяемым параметрам (юридический адрес не массовой регистрации, большой уставный капитал, реальные, а не «номинальные» учредители и руководитель, госконтракты, наличие активов в собственности по балансу и т.д.). Естественно, что использование номиналов, так же как и другие названные факторы риска, в проверяемой компании также учитываются при подготовке рекомендаций по надежности сотрудничества.

Приведем перечень основных факторов, которые проверяются при оценке надежности контрагента:

·  Использование номинальных руководителей / учредителей;

·  Другие организации / информация ЕГРЮЛ, их состояние и суды с ними связанные;

·  Негативная информация в открытом доступе;

·  Публичность владельцев / руководителей / организации;

·  Известные контрагенты;

·  Участие в объединениях / выставках / конференциях;

·  Информация о наличии активов.

Учитывая, что проверкой контрагентов занимается агентство, которое обычно проводит взыскание проблемных долгов, появилась схема своего рода гарантии качественности оказанных услуг или страховка. Если при работе с контрагентом, в отношении которого по проверке были даны положительные рекомендации, возникают долги, то коллекторское агентство:

- дает бесплатные рекомендации по расширенной претензионной переписке и переговорам сразу после возникновения проблем;

- предоставляет скидку на коллекторские услуги, если они оказались все-таки актуальными.

Мы надеемся, что распространение описанного подхода к проверке контрагентов позволить повысить уровень долговой безопасности отдельных организаций.

Автор: Дмитрий Жданухин

Опубликовано: Правовая газета «Статус» № 9 (29) 2013 С. 6-7

 

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://gazeta-status.ru/

____________________________________________
© 2011-2017. Правовая газета "Статус" Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика