Главная / Блог главного редактора / Доступная среда глазами прокуратуры

Доступная среда глазами прокуратуры

Сразу скажу, что мне сложно будет все это излагать объективно и беспристрастно, поэтому буду стараться приводить больше фактов и меньше своих рассуждений.

Началось все в середине мая. Ко мне пришла директор 9-й гимназии и показала иск прокуратуры (помимо редакторства также работаю юристом у школ и садиков Верх-Исетского района и в том числе защищаю от различных нападок контролирующих органов). В иске – требование установить съемную или переносную платформу для передвижения инвалидов.

– «У вас в школе есть инвалиды?» – спрашиваю я.

– «Есть несколько, но среди них ни одного инвалида-колясочника (с диабетом и т.п.)» – отвечает директор.

– «Может быть, кто-то написал жалобу в прокуратуру?»

– «Так некому писать. Прокуратура вместе с Соцзащитой просто пошли с рейдом по организациям, и дошли до нас».

Понятно, будем работать, будем выяснять. Если это действительно нужно, возможно, придется ставить.

Эпизод 1. Май. Жара. Верх-Исетский районный суд. Судья Некрасова. В суд пришла помощник прокурора, поддержала исковые требования, правда о необходимости установки подъемника дать пояснения не смогла, после суда в коридоре при нас позвонила другому помощнику, что составляла иск, с вопросом на каких основаниях он был составлен. Судья во время процесса нас отчитывает, что мы не соблюдаем права инвалидов. О программе «Доступная среда» и о том, что в районе есть школы, которые в нее попадают, нас слушать не хотят.

Эпизод 2. 1 июня, день защиты детей, что символично. Тот же суд, та же судья. Помощник прокурора уже другая, та, которая составляла иск (Железнова А.Г.). Пытаемся выяснить у нее, что именно предлагают установить, технические характеристики, когда, а самое главное для кого. Ничего не поясняет, мол, сами должны думать. А как будет исполняться решение суда, не понятно. Просим привлечь третьими лицами пожарников, орган по охране памятников архитектуры (а здание гимназии как раз таковым и является, и если что-то в нем устанавливается и переоборудуется, нужно согласовывать с ними) и саму соцзащиту, чтобы пояснили что именно устанавливается (одно дело стационарный подъемник, для которого нужно производить переоборудование лестниц, другое дело – переносной). Доводы о том, что в гимназии нет детей, которые передвигаются на инвалидной коляске, нет, и что дорогостоящее оборудование будет простаивать, не принимаются.

Эпизод 3. Середина июня, опять жара, опять Некрасова. Прокуратура так и не определилась, чего она хочет. Попыталась поговорить с представителем:

– «Давайте попробуем найти какой-то компромисс, Вы можете организовать встречу с прокурором?»

– «Не знаю, может быть».

– «Дайте свой телефон, я Вам позвоню, мы договоримся о встрече, обсудим как можно в мирном порядке учесть все интересы».

– «У меня в кабинете телефона нет. А сотовый я не дам» – отрезала Железнова.

– «А как же тогда свяжемся?»

– «Оставьте свой телефон. Я позвоню сама».

Не позвонила. Видимо, желания решить что-то мирно нет, надо выиграть суд, записать в отчет со всеми вытекающими последствиями.

Некрасова уже более благосклонна к нам, недовольство перешло на представителя прокуратуры из-за того, что не может никак конкретизировать требования и предоставить обоснование. Из Минкультуры (они сейчас являются органом по охране памятников) не пришли, но предоставили развернутый отзыв, где говорят, что трогать памятник архитектуры нельзя (а 9 гимназия является таковым). МЧС тоже написали, что установка стационарных подъемников будет сужать пути эвакуации и недопустима по противопожарным соображениям.

Остался вариант с переносным подъемником, но еще нужно выяснить какой именно, а прокуратура ничего пояснять не хочет.

Некрасова с явным облегчением передала дело другой судье – Нецветаевой и благополучно ушла в отпуск.

После суда я специально съездила в прокуратуру Верх-Исетского района, посмотреть, как у них обеспечен доступ на второй этаж для инвалидов. Конечно же, никаких подъемников не обнаружилось. Собственно вот та лестница, которая ведет на второй этаж, где находится и приемная граждан:

Но увы, то обстоятельство, что «в чужом глазу соринку замечают, а в своем – бревна не видят», как юридический довод в суде не использовать.

Эпизод 4. 28 июня. Четвертое заседание, опять жара… Судья уже другая – Нецветаева. Видно, что разбирается в теме, задает вопросы по технической стороне, но опять же пояснить их некому. Ждем соцзащиту, но они пришли только после судебного заседания (потерялись из-за смены судьи), уже в коридоре пояснили, что настаивают на переносном подъемнике (что это такое можно посмотреть, например, тут http://www.obltv.ru/news/society/invalidy-kolyasochniki-proverili-iskusstvo-na-dostupnost-/). Задаю вопрос помощнику прокурора, знает ли она о том, что в нашем городе есть общественные организации инвалидов, например, «Свободное движение», возможно, было бы правильно согласовать техническую сторону исковых требований с ними. Работник прокуратуры не воодушевилась этой идеей, сказала, что это все это излишне, надо исполнять требования закона и точка.

Думаю ну все, в следующее заседание вынесут решение, купим мы этот подъемник за 250 т.р., и будет он валяться в кладовке.

Решила, что надо попробовать самим установить связь с теми, в чьих интересах выступает прокуратура. Нашла контакты Елены Леонтьевой – председателя общественной организации инвалидов-колясочников «Свободное движение» (http://svbdv.ru/). Мы все устали от заседаний, захотелось уже конструктива в суде, чтобы кто-то пояснил все технические вопросы и в целом – целесообразность именно таких мер. Написала письмо с просьбой прокомментировать ситуацию.

Незадолго до следующего суда Елена Геннадьевна позвонила сама. Она является признанным экспертом по доступной среде, и через нее проходят все проекты на строительство и реконструкцию общественных зданий и сооружений. Оказывается, с такими рейдами соцзащиты с прокуратурой сталкиваться приходилось не раз. И не раз приходилось выступать в суде, причем, как это ни абсурдно, не на стороне соцзащиты, а на стороне тех, к кому пришли с проверкой. Как и в нашем случае, обычно с проверкой приходят не по жалобе конкретного инвалида, а по какому-то своему внутреннему плану. В тех же случаях, когда реально нужна помощь и вмешательство этих органов, они попросту не реагируют (так, в одной из гимназий Екатеринбурга на Ботанике ребенок-инвалид проучился восемь лет, и все эти годы его таскали по лестницам вручную, ни на какие жалобы реакции не было, хотя писались они неоднократно все эти года). Рассказала Е.Г. Леонтьева и о программе «Доступная среда», в нее включены несколько школ, и именно в них в первую очередь идет финансирование на оснащение нужным оборудованием. Кончено, не все происходит так, как хотелось бы, то же Управление образования бывает препятствует разработке проектов с доступностью для маломобильных групп населения. Но все же, работа идет, хотя и постепенно. Что касается установки подъемника, так это не та мера, которая может решить проблему. Тот же мобильный подъемник подходит далеко не для всех колясок. Об этом нужно думать при реконструкции и устанавливать лифт.

Эпизод 5. Финал. 12 июля. Пятое судебное заседание. Елена Геннадьевна согласилась поучаствовать в судебном заседании как специалист-эксперт по доступной среде. Беспокоюсь об организационном моменте – как же мы попадем на пятый этаж в здание суда. Кто был на Малышева, 2б, знает, что там крутая лестница, ведущая к входу, по которой ходить-то зимой страшно. Лифт очень узкий. В ходатайстве о привлечении третьего лица на всякий случай написала о необходимости обеспечить доступ (желательно на первом этаже). Хотя суд назначили все равно на пятом этаже, добрались мы до него благополучно. Приставы помогли поднять инвалидную коляску по лестницам, и в лифт она вошла (правда, это, оказывается, специальная узкая модель, другие в такие узкие лифты не проходят).

А дальше было уже последнее, изнурительное, еще более жаркое и душное, но зато наконец-то конструктивное судебное заседание. Прокуратура стояла на своем, правда, уже снова просила установить стационарный подъемник на все лестницы. Минкультуры со своей позиции были против, т.к. это памятник архитектуры. Мы с юристом Управления образования возражали, что в бюджете не заложены деньги на гимназию № 9, т.к. они предусмотрены для других школ, попадающих в программу «Доступная среда». Решающим было мнение Е.Г. Леонтьевой, высказавшейся и по технической стороне вопроса (например, о том, что мобильный подъемник проблему не решит, т.к. не подходит для электрических колясок и колясок без ручек и с низкой спинкой), и том, что должна быть разумность заявленных требований, что нужно учитывать мнение тех, в защиту которых выступает прокуратура, видеть за этим конкретную человеческую судьбу. А это означает, что прежде всего бюджетные деньги нужно направлять в те учреждения, где в этом действительно есть потребность, где учатся такие дети. Надо сказать, что досталось всем: и Управлению образования за новую школу в Академическом, где почему-то убрали лифты из проекта, и прокуратуре, за то, что не выясняют реальные интересы инвалидов при контрольно-надзорных мероприятиях.

Мнение было услышано и принято судом.

Эпилог.

Проблема эта многогранная, и не место ее решать в суде. Благо, что этот эпизод с судом завершился. Жалко только столько времени, которое потратили и мы, и судейский аппарат. Очередной пример бессмысленного иска. Хотя нет, смысл в этом, наверное, был, но скорей для отдельных работников прокуратуры, и явно отличный от каких-то общественно-полезных интересов.

Ну да ладно, все, что ни происходит, все к лучшему. Зато подняли важную тему, не знаю как остальные участники процесса (а их было много, учитывая всех третьих лиц), но лично я стала по-другому смотреть на здания, окружающие нас.

 

 

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://gazeta-status.ru/

____________________________________________
© 2011-2016. Правовая газета "Статус"

Яндекс.Метрика