Главная / Архив номеров / № 4 (44) 2015 /Статья Новые возможности взыскания долгов в ТЭК и ЖКХ

Новые возможности взыскания долгов в ТЭК и ЖКХ

Ни в одной из сфер российской экономики невозможно столь отчетливо проследить корреляцию между кризисом неплатежей конца прошлого века и хроническим «перебором» дебиторской задолженности, которым крупные игроки ТЭК и ЖКХ страдали даже в «тучные» годы. По мере дальнейшего развития нынешней экономической «депрессии» нарастание объемов невозвращенных долгов способно, в принципе, поставить вопрос о надлежащем выполнении предприятиями отрасли своих социально-значимых функций. Действительно, традиционное бизнес-решение в виде повышения цены реализации товара (работы, услуги) в целях компенсации неполученных доходов за счет «добросовестных» потребителей не всегда применимо к «нашему» делу из-за разветвленного государственного тарифного регулирования и законодательных ограничений на рост цен.

Алексей Гордейчик, Адвокат

Дмитрий Жданухин, Президент Ассоциации корпоративного коллекторства, к.ю.н.

В рамках настоящего изложения авторы попытаются тезисно обосновать собственное видение:

- причин возникновения дебиторской задолженности на предприятиях ТЭК и ЖКХ;

- цели управления ею;

- способов достижения таких целей.

Итак, о причинах. За модными ныне экономическими и управленческими теориями мы стали подзабывать одну непреложную истину – платит всегда конечный потребитель (граждане или организации), все остальные – это лишь посредники между нами и нашими «деньгами». Но в том-то и «фокус», что потребитель платит не всегда, а поставщики товаров (работ, услуг) не всегда в состоянии по причинам правового или неправового характера своевременно «отключить» его от соответствующих благ.

Это обстоятельство, наряду с государственным регулированием цен (тарифов) и иллюзорностью, я бы даже сказал, невозможностью создания конкурентной среды, вызванной тем, что предприятия ТЭК иЖКХ еще долгое время будут существовать на материальной базе, созданной в период плановой экономики, составляет основное методологическое противоречие между современным состоянием отрасли и рыночным механизмом хозяйствования. Действительно, сложно представить, что в нынешних экономических реалиях кто-либо возьмется за инвестирование в строительство параллельной ЛЭП в целях вытеснения с рынка неэффективной сетевой компании.

Фактически мы можем говорить о возможности своевременного «отсечения» от потребления товаров (работ, услуг) только преддефолтных субъектов малого и среднего бизнеса, поскольку применительно к иным потребителям (физическим лицам, учреждениям и организациям социальной сферы и сферы управления, а также крупным производствам) подобное не всегда достижимо по причинам правового или «политического» порядка. Отсюда следует вывод о неизбежности возрастания объемов дебиторской задолженности в рамках текущего цикла. Ведь легко прогнозируемая в ближайшие годы стремительная люмпенизация населения России не приведет к появлению у власти новой электоральной основы.

Таким образом, сейчас следует сосредоточиться на минимизации потерь, связанных с ухудшением социально-экономической обстановки в стране, уделив внимание вопросам оптимизации как структуры собственного производства, так и взаимоотношений с товарищами по «бизнесу». Последний вопрос особенно остро стоит именно в сфере ТЭК и ЖКХ, где уровень взаимного недоверия традиционно высок и на вопрос, как дела у твоих «партнеров», зачастую можно услышать отговорку классика: «Воруют». Хотя мотив неприязни не только в этом, но и в стремлении «перераспределить» часть экономических потерь от неисполнения обязательств конечными потребителями, «перевести» их на контрагентов.

При таком понимании сути вопроса о цели деятельности по управлению дебиторской задолженностью в ТЭК и ЖКХ можно говорить в контексте стремления избежать ее нарастания в будущем. В этой связи уменьшение размера уже существующих долгов представляется лишь одной из задач, сопутствующих достижению первой.

Более того, механическое переложение проблемы неплатежей со стороны крупных корпораций на младших «партнеров» (например, управляющие или сетевые компании) ничего не решит. Прошло то время, когда при формировании доказательственной базы по спорам с участием предприятий ЖКХ по поводу качества и объемов, оказываемых ими услуг, юристы испытывали затруднения, поскольку «при первом приближении» оказывалось, что клиенты в состоянии документально подтвердить факт целевого расходования от 40 до 60 копеек с каждого полученного имя рубля. Сейчас такой проблемы не стоит. Традиционные же судебные процедуры удержания с предприятий малой энергетики и коммунального хозяйства денежных средств способны с необходимостью привести или к списанию «дебиторки» за безнадежностью взыскания по результатам завершения процедуры банкротства предприятия, или к многомиллионному начету на очередного проворовавшегося «управленца». Осужденный в отличие от ликвидированного юридического лица, возможно, что-то и начнет погашать, и из «мест лишения свободы» на счет кредитора станут поступать по 1 000 рублей ежемесячно.

Иными словами, эффективная работа с дебиторской задолженностью просто немыслима там, где по всей «цепочке» оказания конечному потребителю услуг ЖКХ, в том числе ресурсоснабжения, не достигнута точка безубыточности. Это та цель, от осознания которой нам предстоит стартовать, и та база, к которой, в конечном итоге, нам всем придется вернуться, поскольку наличие в системе взаимосвязанных предприятий ТЭК и ЖКХ хотя бы одного «слабого звена» неминуемо будет ставить под вопрос успешность ее функционирования в целом.

Менеджмент естественных монополий, в этом контексте, просто обязан иметь эффективный инструментарий контроля за «нижестоящими» в схеме поставки товаров (выполнения работ, оказания услуг) субъектами хозяйствования и помощи им.

Не вызывает сомнения, что подход к взаимоотношениям с контрагентами должен при этом носить дифференцированный характер, в рамках которого следует не мешать успешным и бороться с «нерадивыми» участниками правоотношений. Вполне естественно в этом направлении выглядело бы укрупнение непосредственно связанных с потребителями производственных единиц. К сожалению, правовые реалии таковы, что мы не можем не учитывать факт перехода в 1991 г. таких производственных комплексов по результатам раздела собственности бывшего СССР под контроль муниципальных образований, а также последующей приватизации некоторых из них.

Оптимальные способы вывода конкретного контрагента на более-менее приемлемые показатели производственной деятельности весьма разнообразны и зависят от массы ситуационных факторов, что не означает невозможности их определенной систематизации.

Как правило, речь идет о совокупности мероприятий, которые весьма условно можно классифицировать как технические и организационно-правовые. В электроэнергетике, например, до настоящего времени очень популярна ленинская фраза о том, что «социализм – это Советская власть плюс электрификация все страны», хотя давно на вооружение следует взять другой слоган вождя мирового пролетариата: «социализм – это учет и контроль». Именно сквозной технический контроль объемов и качества ресурсов, опосредованно или непосредственно реализуемых естественными монополиями, от точки их выработки до точки поставки непосредственному потребителю позволяет выявить места, требующие «приложения» организационно-правовых усилий, а также определить конкретные методы этой деятельности.

При чем они не обязательно будут включать в себя сложные корпоративные процедуры, направленные на получение управленческого контроля над «проблемным контрагентом», хотя без наличия его «доброй воли» на прохождение процедуры «санации», конечно же, обойтись сложно. Иногда правильные решения достаточно просты и не требуют серьезных финансовых вливаний.

Например, в практике был случай, когда для этого понадобилось всего лишь разделить имущество сетевой компании с высоким процентом потерь транспортируемой электрической энергии на две по территориальному признаку. Тогда предварительный анализ показал, что структура потерь у должника неоднородна, их размер гораздо выше в нескольких смежных административных единицах с явно депрессивной социально-экономической остановкой, нежили в зоне ответственности предприятия, в целом.

Именно сети, расположенные на этих депрессивных территориях, были закреплены за вновь созданным обществом, что позволило старой организации одномоментно снизить размер потерь в объектах «благополучного» электросетевого хозяйства до нормативного уровня и начать процесс урегулирования «старой» задолженности с гарантирующим поставщиком. Что касается новой компании, то по результатам совместной с гарантирующим поставщиком реализации программы борьбы с потерями электрической энергии, она, как это ни странно, уже к концу первого года своего существования вышла на точку безубыточности и до настоящего времени не допускает возникновения задолженности перед контрагентами.

Эффективную работу с долгами ресурсоснабжающих организаций стоит начать с сегментирования, т.е. выделения различных видов долговых ситуаций. Как показывает практика актуально выделение следующих разновидностей:

А) Долги, связанные с недобросовестностью.

Сюда относятся случаи вывода активов, в том числе, вариант, который мы будем рассматривать отдельно, когда в группе компаний выделяется специальная организация-должник, а экономический эффект получают лица, которые юридически в обычных ситуациях часто не отвечают за созданные долги.

Б) Долги, возникшие из-за неэффективности

К этому виду можно отнести ситуации, когда МУП/ГУП/УК не может или взыскать деньги с населения или получить причитающиеся субсидии или иную поддержку от государства или муниципалитета.

Интересно то, что основной способ решения долговых проблем в обоих выделенных случаях нередко будет связан со сменой руководства организации-должника. Однако во втором выделенном варианте иногда есть возможность помочь преодолеть неэффективность за счет поддержки процессов взыскания и т.д. Один из примеров, когда эффективными оказались обычные юридические рекомендации был приведен выше.

Когда понятно, с какими долгами необходимо справится, стоит провести «инвентаризацию» методической базы. Этот набор инструментов должен включать, кроме стандартных юридических (претензия, иск, заявление о банкротстве, заявление/сообщение о совершении преступления и т.д.), еще и документы, используемые в корпоративном коллекторстве. Новые методики, которые с этим направлением решения долговых проблем, проявляются в двух группах шаблонов. Одни необходимы для организации системной расширенной претензионной переписки:

- обращения к контрагентам организаций-должников, предложения выкупить задолженность;

- письма к объединениям предпринимателей, которые связаны с бизнесом оппонентов (ТПП, отраслевые объединения, СРО и т.д.);

- обращения к контролирующим органам, от которых зависит деятельность организаций-должников; и т.д.

Вторая группа включает тексты для публичного информационного воздействия на оппонентов, которые также, как и большинство документов из первой группы, сначала демонстрируются в виде проектов. Речь идет о:

- пресс-релизах по долговой ситуации и ее последствиях;

- рейтингах, в рамках которых должники невыгодным для них образом сравниваются с подобными другими организациями;

- анонсах пресс-конференций про недобросовестность или неэффективность конкретных должников и т.д.

Каждый из документов, входящих в методическую базу, может быть достаточно подробно описан, но отдельно остановимся мы на таком многофункциональном инструменте, как «благотворительный» договор цессии. Этот документ в виде проекта может быть использован и для помощи, и для мотивации. Одним потребителям ресурсов он показывает, что кредитор понимает невозможность погашения ими задолженности, но нашел тех, кто может решить долговую проблему за должника. Например, для решения долговой проблемы, связанной с одинокой многодетной матерью, проживающей в частном доме и не имеющей достаточных средств для оплаты за газ, используемый, в том числе, для отопления, было предложено «продать» ее долг какому-либо предпринимателю, который по каким-либо причинам заинтересован в проявлении благотворительности (а может быть и в сотрудничестве с ресурсоснабжающей организацией, которой он продемонстрировал свою социальную ответственность). Для недобросовестных должников проект договора цессии, который может быть заключен с их контрагентами (в том числе, потенциальными) и т.д. показывает опасность распространения информации о ситуации и ее последствиях.

Серию писем, включая предложение заключить договор цессии, было предложено использовать в ситуации, когда должник, являющийся арендатором котельной, по нашему мнению, был специально созданной подставной организацией, которая защищала от взыскания лиц, через цепочку организаций, в том числе с подставными лицами, владеющих котельной и получающих платежи за отопление от граждан и организаций. Учитывая, что конечные бенефициары оказались связаны с небольшим банком, опасность анализа всей схемы для них оказалась убедительным поводом для обсуждения компромисса с ресурсоснабжающей организацией.

Надеемся, что освоение новых методик поможет становлению нового направления работы с долгами организаций в сфере ТЭК и ЖКХ – коммунального корпоративного коллекторства. В результате проблемных долгов станет меньше, а качество жизни в России улучшится.

 

Опубликовано: Правовая газета «Статус» № 4 (44) 2015 С. 6-7

 

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://gazeta-status.ru/

____________________________________________
© 2011-2017. Правовая газета "Статус" Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика