Главная / Архив номеров / № 5 (45) 2015 /Статья Изменения ГК РФ: тридцать дней спустя

Изменения ГК РФ: тридцать дней спустя

Итак, со вступления в силу изменений, внесенных в ГК РФ Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ, прошёл месяц. Срок слишком маленький, чтобы оценить все нюансы и последствия с точки зрения практики, но достаточный, чтобы присмотреться и выделить главное: что получилось удачно, что не имеет особого значения, а что и стоило бы подкорректировать. Попытаемся выстроить «по ранжиру» те изменения, которые сразу бросаются в глаза и требуют внимания практикующего юриста.

Алексей Лисаченко, заместитель Генерального директора по правовым вопросам ЗАО «Уралэнерго-Союз», доцент кафедры гражданского права Уральского государственного юридического университета, кандидат юридических наук, член редсовета Правовой газеты «Статус»

Номер один, безусловно, – новая редакция статьи 395 ГК РФ. Можно вечно смотреть, как горит огонь, как течёт вода и как коллеги после 1 июня 2015 года пытаются рассчитать проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами. Надо заметить, что статья 395 ГК и в 1994 году была во многом нерабочей. То, что указанная в статье учётная ставка – это ставка рефинансирования ЦБ РФ, что в месяце – ровно 30 дней, даже если это февраль, а в году – вообще 360, и взысканию подлежат либо проценты, либо неустойка – то есть всё, к чему мы привыкли и воспринимаем как данность - вовсе не положения статьи. В действительности, все эти годы фактически применялось совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 13/14 от 08.10.1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Формально - акт толкования. На деле – давайте говорить честно - самый настоящий нормативный акт, по которому работала вся страна.

Что же сегодня?

Читаем: «Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц».

С 1 июня сайт Центробанка ежедневно обшаривали юристы – но лишь после 10 июня искомые ставки начали публиковаться. Самые свежие – за апрель. С разбивкой по федеральным округам и по срокам: до года, свыше года. Отправная точка для расчёта появилась, но качество её оставляет желать лучшего. Кроме того, поскольку ставки в расчёте должны быть «имевшими место в соответствующие периоды», трудоёмкость расчётов вырастает в разы. Вузовский курс математики для юристов становится жизненно необходимым. Адекватного же электронного калькулятора, подобного ранее существовавшим на различных сайтах, пока не обнаружено.

Насколько необходимым и оправданным является изменение статьи 395 ГК РФ? Логика, лежавшая в его основе - простая, справедливая и… бытовая. «Да я бы знаешь, сколько заработал, если бы просто эти деньги в банк под проценты положил!» Вот и всё. Справедливость? Да. Серьёзные затруднения в работе юристов? Да. На какое-то время. Потом калькуляторы всё же появятся – будем надеяться, и вздохнём с облегчением.

В ближайшей же перспективе будут исполняться положения ранее заключённых договоров с указанием на ставку рефинансирования и привычным механизмом расчёта.

Второй момент, на который также все успели обратить внимание – вновь введённая статья 317.1. ГК РФ «Проценты по денежному обязательству».

Уже кипят жаркие споры: применять ли данную статью к авансам. На всякий случай, при согласовании договоров предусмотрительные юристы уже настаивают на оговорке о неприменении новой статьи 317.1. ГК РФ. Правильно делают. Потому что, хотя точка зрения «обязательство лица, получившего аванс, не является денежным, а следовательно, законные проценты начисляться не должны» крайне привлекательна, она – не единственная. Кроме того, активно дискутируется возможность одновременного взыскания процентов по статье 317.1. и по статье 395 ГК РФ, и если запрет на одновременное взыскание процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами и неустойки теперь закреплён законодательно (п.4 ст. 395 ГК РФ), то запрета на «двойные проценты» пока нет.

Можно вечно смотреть, как горит огонь, как течёт вода и как коллеги после 1 июня 2015 года пытаются рассчитать проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Разумеется, в теории понятно, что в статье 395 ГК РФ речь идёт об ответственности за неисполнение обязательства. Уплата процентов – санкция за нарушение. Не просто пользование чужими деньгами – пользование неправомерное. Статья же 317.1. ГК РФ рассчитана на нормальное течение отношений. Никто ничего не нарушал. Просто одна сторона пользовалась денежными средствами другой в рамках нормальных правоотношений. Тем не менее, основываясь на практике применения статьи 395 ГК РФ, можно с большой уверенностью прогнозировать высокую вероятность расширительного толкования понятия «пользование», в силу чего законные проценты могут составить серьёзную конкуренцию коммерческому кредиту. Кроме того, в случае нарушения обязательства, разграничить сферы применения двух статей (317.1. и 395) в конкретных ситуациях может оказаться проблематичным.

В целом, статью 317.1. ГК РФ в её нынешнем виде сложно отнести к успешным нововведениям.

Момент третий, на который стоит обратить внимание: сложные проценты. В уже упомянутых статьях они появляются дважды: в п.5. ст. 395 ГК РФ и в п.2 ст. 317.1. ГК РФ. В неразберихе и спорах, порождённых другими пунктами этих же статей, пришествие сложных процентов происходит вроде бы незаметно. Но от этого они не становятся менее опасными. Пока, к счастью, сложные проценты могут быть предусмотрены либо законом, либо договором – только в сфере предпринимательской деятельности. Массового закабаления физических лиц, не способных уплатить сложные проценты, пока не предвидится. Тем не менее, следует ожидать появления условий о сложных процентах во всех предпринимательских договорах, где одна из сторон является «сильной» и может диктовать свои условия другой стороне. С большой долей вероятности, если не вмешается регулятор или не будет своевременно дано разъяснение со стороны судебной власти, такие условия появятся в кредитных договорах, предлагаемых банками.

Смешно слышать про «революцию в договорном праве» в виде введения «новых видов договоров» - опционного, рамочного, абонентского

Помимо указанных изменений, основная масса новелл, введённых Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ, таковыми в действительности не являются. В ранг правовой нормы возводятся либо давным-давно выработанные положения доктрины, либо наработки практики, либо просто нормальная хозяйственная логика.

Смешно слышать про «революцию в договорном праве» в виде введения «новых видов договоров» - опционного, рамочного, абонентского. Де-факто они были всегда. Ничего нового не выросло: просто прошёл по саду ботаник и развесил на старые деревья ярлычки с названиями. Плюс пара подпорочек и декоративный штакетник, чтобы всем было удобнее. Можно только приветствовать.

Не стало революцией и переименование банковской гарантии в независимую. Налицо изменение субъектного состава: к банкам и иным кредитным организациям, ранее архаически именовавшимся «учреждениями», что никому, впрочем, не мешало, добавились «другие коммерческие организации». Страховые, напротив, из статьи 368 ГК РФ исчезли в «другие коммерческие», если Центробанк им позволит (но, скорее всего, не позволит, из соображений финансовой устойчивости.) Но составят ли независимые гарантии других коммерческих организаций реальную конкуренцию банковским? Вспомните, например, лизинг. С отменой его лицензирования начали ли коммерческие организации массово выступать в качестве лизингодателей? Почему-то нет. Та же ситуация повторится с гарантиями. Ни один бенефициар в здравом уме не примет в качестве обеспечения исполнения обязательства гарантию неизвестной фирмы с уставным капиталом в десять тысяч рублей. Уже сейчас у серьёзных заказчиков даже к банкам строгие требования – принимаются гарантии только крупнейших. Возможно, появится прослойка «профессиональных гарантов» в дополнение к банкам, но конкуренция в этой сфере будет только на пользу. Ну и гарантии гигантов, вроде Газпрома, конечно же, будут котироваться, разумеется, в тех единичных случаях, когда они соизволят их выдавать.

Многократно подчёркивается и усиливается независимость гарантии: неакцессорность её выносится уже в определение. Вместо независимости от основного обязательства говорится о независимости от иных обязательств вообще (ст. 370 ГК РФ в новой редакции). Интересен также пункт 5 статьи 368 ГК РФ: речь идёт о «квазигарантиях», когда вместо денег предоставляющее обеспечение лицо обязуется передать эмиссионные ценные бумаги или вещи, определенные родовыми признаками. «Как бы гарантия» с покрытием картошкой не запрещалась и ранее – но сейчас на неё будут распространяться нормы о гарантии.

Занятно смещение акцентов, движение формулировок от запретительных к диспозитивным. Вместо «Безотзывность банковской гарантии» - если в ней не предусмотрено иное – «Отзыв и изменение независимой гарантии» (ст. 371 ГК РФ). «Передача прав по независимой гарантии» - вместо «Непередаваемость прав по банковской гарантии» (ст.372 ГК РФ). Исключение не меняется местами с правилом, но становится предусмотренной и регламентированной альтернативой.

Как практически полезное можно оценить изменение статьи 373 ГК РФ: «Независимая гарантия вступает в силу с момента ее отправки (передачи) гарантом, если в гарантии не предусмотрено иное». Использовавшийся до сих пор термин «выдача» - «банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи» - требовал конкретизации.

Вместе с утратившей силу статьёй 369 ГК РФ ушло императивное правило о возмездности предоставления гарантии. Появляется возможность выдать гарантию «по дружбе». В конце концов, может одна коммерческая организация предоставить обеспечение по обязательству другой, например, в форме залога? Или поручительства? Чем гарантия хуже? Тем более что до предъявления она для гаранта ничего не стоит и принципалу ничего материального не приносит.

Несмотря на всё перечисленное, отметим ещё раз, что почти все правки, касающиеся гарантии, носят, в основном, либо формальный (что, где должно быть написано, и как оформлено), либо технический характер, либо являются простым (но облегчающим жизнь) воплощением здравого смысла (вроде возможности прекращения гарантии по соглашению гаранта с бенефициаром), ранее восторжествовавшего в практике. Никакой революции не произошло.

И уж точно не является революционным появление статьи 381.1. ГК РФ «Обеспечительный платеж». Обеспечительный платёж как способ обеспечения исполнения обязательств существовал всегда. Просто теперь он официально поименован в ГК РФ.

Из прочего, пожалуй, имеет смысл выделить ещё статью 314 ГК РФ «Срок исполнения обязательства» в новой редакции и вновь введённую статью 327.1. «Обусловленное исполнение обязательства». Сроки «по умолчанию» сделали более удобными и приближенными к практике. Возможность же обусловить исполнение обязанностей, осуществление, изменение и прекращение прав по договорному обязательству, совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон – нововведение безусловно полезное, продиктованное жизнью и здравым смыслом.

Отдельно стоит отметить две любопытных статьи: статья 431.2. ГК РФ «Заверения об обстоятельствах» и статья 434.1. ГК РФ «Переговоры о заключении договора». Суть их, в вольном изложении, сводится к тому, что при подготовке и заключении договора стороны обязаны вести себя как порядочные люди: не врать, не срывать переговоры и т.п., а в случае неисполнения этой обязанности – возместить убытки. Перспективы применения этих «дополнительных расшифровок» принципа добросовестности, закреплённого в статье 1 ГК РФ, пока непонятны, но соответствующие иски с большой долей вероятности могут появиться.

Резюмируя, можно заметить, что за исключением трёх первых пунктов из перечисленного, внесённые Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ изменения, по итогам истекшего месяца, с точки зрения практики, можно оценить либо как полезные, либо как индифферентные. В отношении же выявленных проблем и шероховатостей есть надежда на появление практических наработок, официальных толкований и разъяснений, которые позволят преодолеть возникшие трудности, хочется верить, временные.

 

Опубликовано: Правовая газета «Статус» № 5 (45) 2015 С. 3-4

 

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://gazeta-status.ru/

____________________________________________
© 2011-2017. Правовая газета "Статус" Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика