Главная / Архив номеров / № 8 (48) 2015 /Статья Третейские суды: за и против

Третейские суды: за и против

«Все споры передаются на рассмотрение в третейский суд…» – вот та определяющая фраза, что сулит Вам третейское разбирательство. Хорошо это или плохо? Что это за орган такой – третейский суд? Стоит или не стоит договариваться о передаче споров на разрешение третейского суда?

Наверное, одной из самых неоднозначных является тема третейских судов – уж настолько противоречивые позиции у юристов. И у предпринимателей здесь, наверняка, возникает очень много вопросов.

Третейские суды, также как и обычные государственные суды, занимаются рассмотрением судебных споров, их решения также могут быть принудительно исполнены. Вот только судьи – это не государственные служащие, а, как правило, практикующие юристы, и весь судебный процесс проходит не по нормам законодательства, а по регламенту, который утверждается для конкретного третейского суда. Иными словами, третейские суды – это негосударственные суды.

Сегодня нельзя дать однозначного ответа - хорошо или плохо, но, анализируя опыт юристов, которые сталкивались в своей работе с третейскими судами, можно выделить положительные и отрицательные стороны. Собственно, эту цель и преследует наш проект.

Нами был поведен опрос среди практикующих юристов на тему третейского судопроизводства. Им были заданы следующие вопросы:

  1. Приходилось ли Вам участвовать в разбирательствах в третейских судах, и в какой роли (представитель, третейский судья)?
  2. Как часто приходилось сталкиваться с арбитражной оговоркой в договорах контрагентов, и как обычно к ней относитесь?
  3. Включаете ли вы арбитражную оговорку в свои договоры, и почему да/нет?
  4. Какие положительные моменты Вы могли бы отметить в третейском судопроизводстве (с которыми Вы лично столкнулись)?
  5. Какие отрицательные моменты Вы могли бы отметить в третейском судопроизводстве (с которыми Вы лично столкнулись)?

И вот мнение опытных юристов, каждый из которых сталкивался в своей работе с различными третейскими судами по всей России.

Фидарис Нигматуллин, Председатель Третейского суда Пермского края, г. Пермь

1. Чаще как арбитр (третейский судья), а также участвовал в качестве представителя истца и ответчика в других третейских судах.

2. Последнее время сталкиваюсь очень часто. Отношусь положительно, за исключением случаев, когда уже знаю, что тот или иной третейский суд не осуществляет деятельность, либо ведет деятельность не на профессиональной основе.

3. В свои договоры включаем оговорки других третейских судов, а в сторонние контракты предлагаем включать оговорку Третейского суда Пермского края.

4. Оперативность, отсутствие излишнего формализма, возможность окончательности решения ТС, непосредственный диалог со сторонами спора в третейском разбирательстве.

5. Был как то участником третейского разбирательства на стороне ответчика. А спор рассматривался третейским судом (корпоративным арбитражем) в отношении дочерней структуры. Так получилось, что договор (объект спора), который был согласован юристом, когда он работал в компании ответчика, стал арбитром по данному делу. Я, конечно, обратил внимание ТС на данный факт, да и в последующем добились заключения мирового соглашения, но осадок от третейского суда, построенного по корпоративному принципу, остался. При этом я не исключаю эффективность корпоративного третейского суда для внутрикорпоративных споров, но когда такой суд начинает рассматривать споры в отношении сторонних организации при участии «своей» стороны, как мне кажется, нарушается принцип нейтральности и объективной беспристрастности.

Как председатель Третейского суда Пермского края постоянно сталкиваюсь с ситуациями, когда третейские суды злоупотребляют схожестью в наименовании суда с нашим, а иногда просто отождествляют, пример такого случая размещен по ссылке: http://www.tretsudperm.ru/publications/p1/n38/

Евгений Аминов, адвокат, г. Екатеринбург

1. Я принимал участие в третейском разбирательстве в качестве представителя стороны по имущественному спору.

2. Арбитражная оговорка ранее достаточно часто встречалась в текстах договоров, особенно во внешнеэкономических контрактах. Сейчас, как показывает практика, в договорах, заключенных между отечественными компаниями, арбитражная оговорка встречается реже. Обычно по поручению своего доверителя при переговорах о заключении договора я исключал арбитражную оговорку из проекта договора.

3. Включаю ее крайне редко, все зависит от желания своего доверителя. Скорее всего, у участников гражданского оборота сформировалось крайне настороженное отношение к возможности рассмотрения спора в третейском суде.

4. К положительным моментам могу отнести срок рассмотрения дела, большая возможность на площадке третейского суда заключить мировое соглашение.

5. Достаточно высокий размер третейского сбора, запрет на обжалование решения третейского суда по существу, непрофессиональность некоторых арбитров.

Роман Речкин, партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург

1. Мне неоднократно приходилось участвовать в судебных разбирательствах в  третейском суде, в качестве представителя. В частности, у меня было  достаточно много дел в Третейском суде при Уральской ТПП.

2. Третейские оговорки в договорах встречаются редко, поскольку бизнес в  целом не доверяет третейским судам. На практике третейская оговорка  встречается в контракте в одном из двух случаев: либо это оговорка на  какой-то неизвестный третейский суд (очевидно, аффилированный с одним из  контрагентов) - в этом случае мы рекомендуем исключить такую третейскую  оговорку; либо третейский суд предлагает компания с гос. участием, в  этом случае этот третейский суд обычно при головной компании или   ассоциации (третейские суды Сбербанка, Газпрома, РЖД, РАО ЕЭС и т.п.). В  последнем случае, как правило, переговорные возможности контрагента не  позволяют исключить такую третейскую оговорку.

3. Мы не включаем третейскую оговорку в свои договоры, поскольку  третейские суды в их сегодняшнем состоянии менее предпочтительны, чем  эффективные и работающие по понятным правилам государственные  арбитражные суды. Кроме того, третейские суды как институт, к сожалению,  дискредитировали себя, их репутация в России откровенно плоха.  Российский бизнес воспринимает третейский суд исключительно как способ  передать спор на разрешение подконтрольных и заведомо необъективных лиц,  которые вынесут "правильное" решение в интересах одной из сторон.  Отдельные исключения (например, МКАС при ТПП РФ) общей картины не меняют.

4. Положительный момент третейских судов фактически один: за счет  существенно меньшей загрузки третейский суд имеет возможность глубже  разобраться в спорной ситуации и вынести более взвешенное,   мотивированное решение. К положительным качествам третейского разбирательства, как правило,  относят еще конфиденциальность разрешения спора и, действительно, иногда  для сторон спора эта конфиденциальность важна. Но подавляющему  большинству спорящих в России скрывать особенно нечего, никаких проблем  от того, что обстоятельства спора станут известны из опубликованного   решения арбитражного суда третьим лицам, обычно не возникает. Поэтому   конфиденциальность является плюсом третейских судов, но это преимущество  не особенно значимо для участников оборота.

5. Отрицательных моментов третейских судов, к сожалению, существенно  больше и они гораздо более принципиальны: во-первых, кроме судей  постоянно действующих и публичных третейских судов (например, МКАС при  ТПП РФ), квалификация и моральные качества третейских судей иных  третейских судов вызывают сомнения. Законность и обоснованность  вынесенного решения на 100 % зависит от судей третейского суда, их   знаний, опыта, репутации. К сожалению, большинство третейских судов в  качестве судей набирают непонятно кого, неизвестных людей без репутации.  Например, в одном из дел третейский суд отказал нам во взыскании  задолженности за поставленный по договору товар исключительно по мотиву  того, что мы (истец) не доказали, кто именно расписался в получении  товара от имени покупателя (ответчика) в товарной накладной. При этом  ответчик в заседание третейского суда не явился и факт получения им  товара не оспаривал. Неприятно удивившись такому решению, мы обратились  с этими же документами в арбитражный суд, который без каких-либо  вопросов взыскал эту задолженность с покупателя. Возможность вынесения третейским судом таких "странных" решений, как  негативный фактор, усугубляется и отсутствием реальной возможности  пересмотра решения третейского суда. Если "над" арбитражным судом первой  инстанции есть апелляция и кассация, решения третейского суда, как  правило, являются окончательными и оспариванию не подлежат. Отмена  решения третейского суда путем обращения в арбитражный суд возможна  только в строго определенных случаях и фактически только по мотиву  существенного нарушения процедуры. Во-вторых, одним из достоинств третейского разбирательства считается  быстрота рассмотрения дел третейскими судами (в сравнении с  государственным арбитражем). Но на практике эта быстрота далеко не  безусловна, она зависит от регламента конкретного третейского суда и от  третейских судей. Для нас неприятным сюрпризом в одном из дел было то,  что третейский суд вправе, в полном соответствии со своим регламентом,  неограниченное количество раз откладывать рассмотрение дела, фактически  по своему усмотрению. В результате дело в третейском суде может  рассматриваться гораздо дольше трех месяцев, за которые выносится  решение арбитражного суда первой инстанции. Указанные факторы приводят к тому, что третейские суды в их сегодняшнем  состоянии менее предпочтительны для бизнеса, как инструмент разрешения  споров, чем государственные арбитражные суды.

Алексей Тимофеев, частнопрактикующий юрист, г. Москва

1. До сих пор участвую в третейском разбирательстве в роли представителя ответчика.

2. С третейской оговоркой сталкиваюсь редко, отношусь к ней отрицательно.

3. Третейскую оговорку не включаю, т.к., во-первых, редко изготавливаю какие-либо договоры, во-вторых, не знаю нормальных третейских судов.

4. Единственный положительный момент – поили чаем и угощали кексами. Сейчас уже перестали.

5. Отрицательные моменты – очевидная ангажированность судей, невозможность полноценного пересмотра решения. Длительные сроки рассмотрения и невозможность их сократить. За время рассмотрения моего текущего дела одна судья из судейской тройки успела забеременеть, выносить ребенка и родить. Теперь ждем, пока она из декрета выйдет. Бесконечные отложения шли в связи с тем, что сложилась неблагоприятная ситуация для истца даже в рамках третейского разбирательства.

Равиль Шарипов, партнер Юридической Компании   BSPartners , г. Екатеринбург

1. Да, конечно, несколько раз в качестве представителя стороны по делу участвовал в разбирательствах, проводимых третейскими судами.

2. Арбитражная оговорка достаточно часто включается в условия договоров. В свое время, когда работал руководителем юридического отдела на машиностроительном заводе, неустанно следил за исключением таких оговорок из заключаемых заводом договоров. Это связано с той репутацией, которую себе заработали третейские суды. Иначе как «карманными судами» их, по крайней мере, в то время, никто не называл. Потому что споры, рассматриваемые третейскими судами, как правило, рассматривались с уклоном на защиту прав той стороны, которая включила третейскую оговорку в договор.

3. Нет, не включаю. Потому что сейчас через меня большой объем работы по заключению договоров не проходит. Моя деятельность больше связана с защитой прав непосредственно в суде по тем договорам, которые мои доверители уже заключили ранее. Но если, так или иначе, попадается для проверки договор, то третейскую оговорку по-прежнему стараюсь исключать. Отношение к ним у меня не поменялось. Даже укрепилось в связи с тем, что совсем недавно опять столкнулся с работой очередного третейского суда при госкорпорации.

4. Никаких.

5. 1) Практически отсутствует возможность оспорить решение по существу. Основания для обжалования слишком ограничены. Третейские суды в 80% случаев, с которыми я сталкивался, были явно предрасположены к защите прав стороны, которая и включила третейскую оговорку в договор, с указанием именно этого третейского суда. При этом не секрет, что при рассмотрении дел очень много вопросов отдается на усмотрение конкретного судьи, рассматривающего дело (снижение неустойки, взыскание судебных издержек, трактовка спорных и неоднозначных условий договора, доказательств). То есть невозможно потом оспорить такое решение со ссылкой на грубое нарушение закона при вынесении решения. Нужно ли говорить, что разрешение всех неоднозначных вопросов в моих случаях было в пользу другой стороны?

2) В одном случае, председателем третейского суда и одним из трех судей, рассматривающих дело, был бывший сотрудник истца по делу. Он работал в холдинге, к которому принадлежал истец, руководителем правового департамента. Видимо, совершенно случайно в договоры этого холдинга стала включаться третейская оговорка с указанием именно этого третейского суда. Ну а моя борьба началась прямо с вопроса о действительности моей доверенности. Судьи пытались не допустить меня к участию в процессе, сославшись на то, что в доверенности не указано мое место жительства (при наличии указанных паспортных данных и даты рождения).

3) Сроки рассмотрения дела в третейских судах могут быть необоснованно и без какой-либо объективной необходимости затянуты со ссылкой на регламент третейского суда (или очень сжаты, если это в интересах стороны, настоявшей на включении третейской оговорки). И нет никакой возможности на это повлиять.

4) Низкая квалификация судей.

Ирина Мальцева, ведущий специалист Группы компаний «ЛЕВЪ&ЛЕВЪ-АУДИТ», г. Екатеринбург

1. Да, однажды я принимала участие в судебном заседании третейского суда в качестве стороны по делу (со стороны Истца). Кроме того, принимала участие в работе третейского суда при государственном учреждении, в котором в свое время работала.

2. Работая штатным юристом компании, когда большой объем работы связан именно с правовой экспертизой договоров, мне достаточно часто приходилось сталкиваться с третейской оговоркой. Как правило, третейская оговорка содержится в договорах с контрагентами, которые входят в крупные структуры, холдинги или корпорации, при которых и создаются третейские суды, в связи с чем степень доверия к третейским судам ниже, чем к государственным.

3. Если это было возможно, я старалась исключать третейскую оговорку из договора, как правило, это удавалось.

4. Из положительных моментов, которые хотелось бы отметить в третейском судопроизводстве – это, в первую очередь, конфиденциальность. Мы знаем, что судебные акты государственных арбитражных судов находятся в открытом доступе, с ними можно ознакомиться в картотеке арбитражных дел. Третейские суды свои акты не публикуют. Соответственно, те организации, которые не хотят афишировать свою историю судебных дел, предпочитают третейское судопроизводство. Для контрагентов таких компаний это будет скорее отрицательным моментом, чем положительным, потому что проверить добросовестность контрагента (его судебную историю) невозможно. Учитывая, что третейские суды создаются при крупных корпорациях, специализирующихся в определенной отрасли производства, квалификация судей таких судов также «заточена» на узкую сферу правоотношений, что предполагаетболее высокую профессиональную квалификацию таких судей именно в конкретной сфере правоотношений.

5. К отрицательным моментам, с которыми столкнулась лично я, относятся:

Слишком долгое производство (с момента подачи иска до вынесения решения). Судите сами: иск направлен в третейский суд 04.04.2015г. рассмотрен 05.08.2015г., т.е. через 4 месяца. Предположу, что это может быть исключительная особенность именно того суда, в который мы обратились. Возможно, в других судах сроки рассмотрения заявлений меньше.

Слишком долгая процедура получения исполнительного листа по решению, вынесенному третейским судом . Согласно положениям ст. 44 Федерального Закона «О третейских судах в РФ», решение третейского суда исполняется добровольно в порядке и сроки, которые установлены в данном решении. Если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению. А в случаях, когда проигравшая сторона не намерена в добровольном порядке исполнять решение суда, в АПК предусмотрена процедура получения исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (глава 30 АПК РФ). Согласно п. 1 ст. 238 АПК заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня его поступления в арбитражный суд. Причем необходимо учитывать, что между вынесением решения третейским судом и моментом подачи заявления о выдаче исполнительного листа существует временной разрыв (время на подготовку мотивированного решения, направления его сторонам с учетом пробега почты, время на подготовку нотариальных копий документов, прилагаемых к заявлению и пр. подготовительные мероприятия), в среднем около месяца.

Возвращаясь к приведенному мною примеру из собственной практики, спустя два с лишним месяца после вынесения судом резолютивной части решения суда (05.08.2015г.) исполнительного листа на руках у нас нет, предварительное судебное заседание было назначено на 26.10.2015г., когда будет основное неизвестно.

Согласно ст. 40 ФЗ «О третейских судах», если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным, то такое решение может быть оспорено участвующей в деле стороной путем подачи заявления об отмене решения в компетентный суд в течение трех месяцев со дня получения стороной, подавшей заявление, решения третейского суда. Трехмесячный срок на обжалование решения третейского суда также приводит к затягиванию процедуры и получения результата для стороны, чьи права нарушены.

В случае же, когда третейская оговорка содержит условие, что решение третейского суда является окончательным и не подлежит обжалованию, как это было в нашем случае, это также может иметь негативные последствия. В частности, суд отказал нам во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленными на день фактического погашения суммы долга (п.3 ст. 395 ГК РФ), мотивировав это тем, что «на момент третейского разбирательства невозможно установить дату погашения задолженности и, следовательно, определить период, в течение которого ответчиком будет осуществляться пользование денежными средствами истца». В результате с момента подачи иска с апреля 2015 года по настоящее время Ответчик пользуется денежными средствами, решение добровольно не исполняет, а истец предпринимает массу усилий, чтобы таки получить свои кровно заработанные.

Кроме того, в нашем случае Третейский суд посчитал целесообразным удовлетворить судебные расходы Истца, связанные с изучением доказательств, подготовкой иска, личным участием представителя в заседании, с учетом накладных расходов по проезду из Екатеринбурга в Москву (место нахождение суда) и обратно в размере …… 15 000 рублей (!!!).

Напомню, что решение окончательно и обжалованию не подлежит!

Астрик Рашоян, партнер ЗАО ЮА «ЭКВИ», г. Новосибирск

1. В третейских разбирательствах приходилось участвовать как в роли представителя истца, так и в роли представителя ответчика. Имеется опыт заключения мировых соглашений в третейском суде. Неоднократно удавалось выигрывать дела в третейских судах на стороне ответчика при очевидной аффилированности третейского суда с оппонентом. В одном случае суд взыскал сумму меньше, чем было заявлено истцом. В других случаях добивались вынесения Арбитражным судом решения об отказе в выдаче исполнительного листа нашим клиентам.

2. Арбитражную оговорку встречаем в договорах нечасто. Если встречаем на стадии согласования договора, то обязательно проверяем третейский суд и контрагента на предмет аффилированности. В целом к возможности разбирательства спора в третейском суде относимся спокойно, если указанный в соглашении суд зарекомендовал себя. Иногда включаем арбитражную оговорку в договоры своих клиентов. Однако бывают ситуации, когда третейская оговорка настораживает или включена в договор ошибочно. Например, когда стороны спора находятся в одном регионе, а суд – необоснованно далеко. Бывают случаи, когда названный в договоре третейский суд вызывает сомнения. Например, о нем отсутствует информация на сайте арбитражного суда, или очевидно, что он вовсе является «карманным» судом контрагента. Часто третейская оговорка встречается в договорах, скачанных из интернета. Стороны прописали в нем все интересующие их условия (товар, цена, сроки), а остальные положения договора «посчитали стандартными». Конечно, на стадии проверки договора третейская оговорка или исключается, или изменяется. Если третейская оговорка уже имеется в заключенном договоре, и спор между сторонами уже направлен в третейский суд для разбирательства, то в ходе рассмотрения спора мы тщательно фиксируем все происходящее в суде, используем все механизмы для реализации прав нашего клиента. В случае вынесения решения не в пользу нашего клиента, мы используем все собранные в ходе разбирательства нарушения, чтобы предотвратить получение исполнительного листа в арбитражном суде.

3. Включение или невключение арбитражной оговорки в договоры зависит от ситуации и контрагента. В целом, мы не против разбирательства в зарекомендовавшем себя суде – в суде, который быстро, качественно и, главное, объективно рассмотрит дело. Но большинство лиц, с которыми нам приходилось согласовывать данный вопрос, настораживаются при одном только упоминании о третейском разбирательстве. Крупные компании в принципе запрещают своим юрисконсультам согласовывать договоры, в которых упомянут «не тот суд», т.е. даже любой федеральный суд, находящийся не на территории компании. Некоторых просто пугает формулировка «третейский суд». Они отмахиваются от нее без внятного объяснения причин – «нет и все», «мне директор не разрешает», «ой, ну мы никогда так не судились» и т.п. В этом плане с иностранными контрагентами гораздо проще договориться о третейском разбирательстве: передача спора в специализированный экономический орган (например, МКАС при ТПП) для иностранных организаций - вполне привычное и ожидаемое поведение.

4. К положительному моменту, безусловно, относится быстрота рассмотрения дела, отсутствие загруженности в суде, позволяющее при необходимости откладывать заседания на кратчайшие сроки. Третейские суды ввиду отсутствия загруженности позволяют ускорить обмен информацией суда со сторонами. Например, процесс ознакомления не затягивается на «подать заявление - согласовать с судьей - назначить время для ознакомления - ой, а дело у судьи, давайте завтра и т.п.». Стороны спокойно могу обмениваться с судом информацией по факсу, электронной почте.

5. К отрицательным моментам можно отнести зачастую заинтересованность суда/судьи в исходе дела. На практике мы неоднократно сталкивались с ситуацией, когда судья откровенно нарушает права одной из сторон, а представителя другой стороны встречает с приветствием «Ой, Леночка, здравствуй». К сожалению, не все даже зафиксированные нарушения впоследствии влекут за собой отмену принятого третейским судом решения. Не всегда понятна квалификация того или иного судьи, рассматривающего дело. Невозможно изучить практику рассмотрения судьей спора по тому или иному вопросу.

Александр Латыев, руководитель практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург

1. Я участвовал в третейских разбирательствах: однажды в качестве арбитра, несколько раз - в качестве представителя (все из них - в самом известном и заслуженном третейском суде России - МКАС при ТПП РФ), а также в качестве представителя вел дело в государственном суде по защите от приведения в исполнение третейского решения.

2. Арбитражные оговорки встречаются в контрактах не так часто. Можно выделить два основных случая их появления. Первый - в договорах с иностранными контрагентами. Как правило, в этом случае оговорка предусматривает рассмотрение споров в МКАС при ТПП РФ или в авторитетных иностранных арбитражах. К таким оговоркам отношение нормальное - понятна причина их появления, более того, иногда они даже выгоднее и российскому контрагенту, поскольку приведение в исполнение арбитражного решения за рубежом оказывается проще, чем решения государственного суда. Второй случай - третейские оговорки в обычных контрактах между российскими контрагентами. Такого рода оговорки, как правило, однозначно воспринимаются в штыки, поскольку в большинстве случаев это означает стремление контрагента каким-то образом избежать рассмотрения дела в обычном государственном суде.

3. Я включаю арбитражную оговорку только в контракты с иностранными контрагентами и только по их требованию - когда они категорически не соглашаются на рассмотрение спора российским государственным судом. Причиной здесь во многом является то, что российские государственные суды (речь об арбитражных судах) рассматривают споры достаточно компетентно, в относительно небольшие сроки, и затраты на такое рассмотрение относительно невелики. То есть в значительной мере те преимущества, которые традиционно признаются за третейскими судами, у нас в стране нивелированы доступностью, скоростью и дешевизной государственного судопроизводства.

4. Так как я в качестве представителя участвовал исключительно в самом уважаемом российском третейском суде - МКАС при ТПП РФ, то могу говорить только о его практике: именно в нем я видел самый представительный состав арбитров (с учетом того, что сам принимал участие в формировании состава арбитража). Соответственно, арбитры эти внимательнейшим образом изучали дело и вынесли в итоге самое мотивированное решение, которое мне только доводилось видеть за более чем 10 лет юридической практики. Также можно отметить спокойствие при рассмотрении дел (в отличие от государственных судов, в третейских нет поточности) и, в целом, хорошую коммуникацию с административными сотрудниками арбитража.

5. Отрицательные моменты связаны, в основном, с так называемыми "карманными третейскими судами", которые порой даже не стремятся изображать беспристрастность, а судят исключительно в пользу одной стороны. При том, что основания для отмены третейского решения весьма ограничены, это может создать серьезные проблемы для другой стороны, особенно с учетом того, что разработанная Высшим арбитражным судом РФ концепция "объективной беспристрастности", бывшая хоть и явно чрезмерным, но едва ли не единственным действенным способом борьбы со злоупотреблениями, на сегодня судебной практикой отброшена.

Валерий Рудич, адвокат, председатель постоянно действующего третейского суда при АНО «Научно-правовой центр», г. Екатеринбург

1. Да приходилось, и как третейскому судье, и как представителю ответчика.

2. Нечасто, общество пока не в полной мере  готово к рассмотрению споров в третейском суде. Дело именно в том, что люди не знают, что такое третейский суд. Отсюда и такая сложность. Необходима популяризация данного вида разрешения споров и правовая грамотность общества.

3. В свои личные договоры, где я выступаю как сторона договора, не включаю, поскольку оговорку своего третейского суда включить не могу, так как рассмотрение  дела с моим участием в качестве стороны в третейском суде, где я председатель, наверное, будет вызывать много вопросов и сомнений по поводу законности такого рассмотрения. В другие третейские суды не иду, наверное, по причине сомнения в профессионализме судей. Идеальный вариант для меня - это конкретный судья для конкретного спора, но об этом сложно договариваться с контрагентами. Это тогда и контрагент должен быть с пониманием, знанием и доверием к тому человеку, которого я предлагаю, а этого достичь сложно. 

4. На этот вопрос я отвечу  как председатель постоянно действующего третейского суда, как я поступаю сам и как призываю поступать судей нашего третейского  суда. Самое главное - это уважение к участникам третейского разбирательства и справедливое рассмотрение дела. Причём справедливость - это не оценочная категория, как считают многие. Я, возможно, первый, кто объясняет справедливость  как сочетание предлога "с"  и двух корней слов пра -"правильно"  и вед -"ведать", т.е. правильно знать или правильные знания.  Это слово пришло к нам из прошлых славяно-арийских выражений. Так вот когда к нам обращаются с просьбой рассмотреть дело справедливо, то это значит рассмотреть с применением правильных знаний. И в этом смысле слово справедливость уже не будет оценочной категорией, это будут правильные знания материального мира в конкретном рассматриваемом деле, и реализуется справедливость только в динамике, поскольку мы осмысливаем, изучаем и принимаем решение на основе получаемых в процессе третейского разбирательства знаний. Мы начинаем правильно ведать (знать) дело и  принимаем правильное решение. А правильные знания они правильны для всех, в том числе, и для сторон, и для общества в целом. Вот две главных составляющих, к которым должен стремиться любой суд. Если судья не способен или не хочет соблюдать эти два условия, то ему не стоит занимать место судьи. Это и есть те положительные моменты, которые может дать третейский суд.

5. Самым главным отрицательным моментом третейских судов и государственных  судов является невежество судей. Причём невежество надо отличать от незнания. Незнание – это когда человек не обладает необходимой информацией и она ему не доступна, а невежество - это когда человек обладает информацией, но в силу своего нежелания не хочет правильно принять и понять эту информацию, и в итоге приобрести знания. А значит, заведомо принимает неправильное решение.

Как показал опрос, положительные или отрицательные стороны, в основном, зависят от того, каким именно третейским судом будет рассмотрен спор. Наверное, здесь очень трудно сделать какой-то обобщающий вывод для всех российских третейских судов.

То, что одни выделяют как «плюс» (например, высокая скорость рассмотрения дела), для других при рассмотрении спора в ином третейском суде является «минусом» (если суд очень долго рассматривал дело).

20 октября 2015 г. в рамках VII Международного форума «Юридическая неделя на Урале» прошел круглый стол «Рассмотрение споров в третейском суде как альтернатива обращения в арбитраж». Обсуждение касалось именно постоянно действующих третейских судов. Участники выделили ряд преимуществ, а также некоторые недостатки рассмотрения споров в третейских судах.

Одно из преимуществ третейских судов – это достаточно короткие сроки рассмотрения спора. Дело может быть рассмотрено и решение вынесено в течение, например, двух недель. Такие короткие сроки рассмотрения спора в государственном суде, конечно, нереальны (в первую очередь из-за большой загруженности государственных судов).

При этом нужно учитывать , что если должник не захочет добровольно исполнить решение суда, на получение исполнительного листа может уйти до трех месяцев. Исполнительный лист всегда выдается третейским судом и имеет юридическую силу точно такую же, как и исполнительный лист, выданный на решение государственного суда.

Конфиденциальность – также одно из достоинств третейского разбирательства. У третейских судов, в отличие от арбитражных, нет общедоступных картотек, их процессы проходят в закрытом заседании, и поэтому, если должник добровольно исполнил решение третейского суда, и дело не дошло до выдачи исполнительного листа, то сам факт судебного разбирательства останется известным исключительно узкому кругу лиц (суду и сторонам).

Наличие профессиональной компетенции судей по определенным категориям дел существенно увеличивает качество выносимых решений. Как правило, третейские судьи – это практикующие юристы, которые имеют большой опыт. В договоре можно сделать оговорку о том, что все споры из данного договора рассматриваются в определенном третейском суде или у конкретного третейского судьи, которому доверяют стороны.

Также как и в государственном суде можно заявить о взыскании судебных расходов с проигравшей стороны. При этом практически все судьи, присутствующие на круглом столе, отметили, что уменьшают размер судебных расходов лишь в крайних случаях, когда он явно несоразмерен проделанной работе и оказанной юридической услуге. В то время как в государственном суде снижение судебных расходов происходит значительно чаще.

Присутствующие третейские судьи также сделали свои замечания по поводу недостатков обращения в третейский суд и дали практические советы.

Так, при включении в договор третейской оговорки нужно всегда представлять какому суду (и какому именно судье) в данном случае мы доверяем рассмотрение спора. В числе недостатков было отмечено, что наличие так называемых «карманных» судов не исключается. Но при этом, проявив должную осмотрительность, можно обойти такие суды стороной.

Судьи обратили внимание на то, что нужно с осторожностью относиться к третейскому суду в случае, если он создан при каком-либо юридическом лице. Ведь в таком случае получается, что данное юридическое лицо финансирует этот суд, а тогда независимость и беспристрастность вряд ли возможна.

Конечно, также стоит узнать рекомендации других предпринимателей относительно третейского суда, статистику выдачи исполнительных листов, в целом обратить внимание на его репутацию среди предпринимателей.

На все вышеперечисленное стоит обращать внимание еще и потому, что одним из минусов является затруднительность отмены решения третейского суда. В законе указан определенный перечень оснований для отмены решения третейского суда, который касается процессуальных особенностей и существенных нарушений норм российского права.

Итак, третейское судопроизводство преследует цели скорейшего и профессионального разрешения дела. Конечно, нельзя гарантировать профессиональное и быстрое рассмотрение спора в любом третейском суде, но при этом предпринимателям дана возможность выбора, что является неоспоримым преимуществом.

Опрос подготовила Дарья Погорельская,
юрисконсульт Группы компаний «ЛЕВЪ&ЛЕВЪ-АУДИТ»

 

Опубликовано: Правовая газета «Статус» № 8 (48) 2015 С. 10-11

 

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://gazeta-status.ru/

____________________________________________
© 2011-2017. Правовая газета "Статус" Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика