Главная / Архив номеров / № 5 (53) 2016 /Статья Разрешение уголовных дел в суде кассационной инстанции – взгляд изнутри

Разрешение уголовных дел в суде кассационной инстанции – взгляд изнутри

В преддверии Дня юриста и вручения премии Свердловской области «Персона года» редакция газеты встретилась с замечательным человеком, профессионалом своего дела Кризским Геннадием Ивановичем, председателем Судебного состава по разрешению жалоб и представлений в кассационном порядке Свердловского областного суда.

Справка:

Кризский Геннадий Иванович

  • судья (Указом Президента РФ № 400 от 24.04.1995 г. назначен на неограниченный срок)
  • Член Президиума Свердловского областного суда (Постановление Президиума ВС РФ от 15.12.1992 г. № 4101-I)
  • в 2014 году за многолетний добросовестный труд в судебной системе присвоено звание «Почетный работник судебной системы»
  • в 2016 году вручена памятная награда «25 лет в должности судьи»

- Геннадий Иванович, с чего Вы начинали свою деятельность? Почему выбрали профессию юриста? Как пришли к судебной деятельности?

- Свою трудовую деятельность я начал на Салаватском нефтехимическом комбинате – довольно крупном предприятии со штатом в 10 тыс. человек. Комбинат был разбит на заводы. Работал слесарем-ремонтником химического оборудования. Как-то на заводе встал один цех на капитальный ремонт. Работу нужно было провести быстро и качественно, на это давался месячный срок вместо 3-х положенных. С бригадой, осуществляющей ремонт, был заключен аккордный наряд. Если на заводе рабочий день с 8.00 до 17.00, то в нашем случае со временем не считались. Отсюда и двойная надбавка по зарплате. После выполнения работы наряды закрыли, но вот оплачивать отказались. Бригадир пошел разбираться к руководству, но вопрос не решился. Пришлось ехать в юротдел. Там маленькая хрупкая девушка разобралась во всем, указала руководству на недочеты, и директора подчинились. Результат: деньги выплатили. После этого случая рабочие цеха предложили не гайки крутить, а пойти учиться в юридический институт. Это же посоветовали сделать знакомые юристы.

Так, в 1971 году я поступил на дневное отделение Свердловского юридического института, который закончил в 1975 году по специальности «Правоведение». Первая практика прошла в прокуратуре. При распределении попал в распоряжение Управления юстиции Архангельской области. Работал секретарем судебного заседания, готовил дела к слушанию, готовил протоколы – всю техническую работу, которая в дальнейшем мне очень помогла в работе судьи. Получил хорошие отзывы по стажировке. В тот период судьи не назначались, а избирались населением. Стал кандидатом в судьи Приморского района Архангельской области. Довольно большая территория, сложно было вызывать людей. Успешно работать помогла закалка на практике. На первом году работы – благодарность объявлена за хорошие показатели в работе, на второй год – благодарность и денежная премия, на 3-й год председатель суда поставил вопрос о переходе в областной суд. В то время без партийных органов ничего не решалось. Второй секретарь райкома пригласил на беседу, в процессе которой предложил попробовать себя на партийной работе, дал время подумать, после чего состоялся разговор с первым секретарём райкома, где я дал своё согласие и проработал в качестве заведующего отделом 3 года. Но одновременно не покидала мысль вернуться на судебную работу, а иначе потеряю юридические знания и полученные практические навыки судьи. Должность судьи – работа интересная, всегда нужно думать, вынашивать мысли, чтобы принять нужное решение, а главное – она всегда есть, каждое утро тебя ждут конкретные дела, которыми затронуты интересы людей. Переехав в г.Свердловск, побеседовав с сотрудниками отдела юстиции, затем с председателем областного суда А.М. Коневым, который и рекомендовал мою кандидатуру на должность судьи Свердловского областного суда. В июле 1981 года сессией областного Совета депутатов назначен на должность судьи областного суда. 20 августа 1981 года приступил к служебным обязанностям, при чём, что характерно, приказ о зачислении в штат областного суда подписал И.К Овчарук, именно под его руководством работал почти 30 лет.

- По какой специализации Вы начали работать судьей?

- В областном суде я рассматривал дела в кассационном порядке в коллегии по уголовным делам. Одновременно был закреплён в качестве куратора за Асбестовским, Березовским, Полевским, Кировоградским судами – помимо основной работы должен был оказывать помощь этим судам. Наряду с кассационными делами мне поручали докладывать дела в надзорном порядке в президиуме областного суда, в некоторых случаях привлекался к рассмотрению дел по первой инстанции.

С 1987 года – стал постоянным докладчиком уголовных дел в надзорном порядке. В те годы председатель областного суда был наделён правом приносить протесты в президиум на незаконные приговоры и решения кассационной инстанции. Я составлял проекты таких протестов, нес на подпись Ивану Кирилловичу Овчаруку, председателю суда, и после его подписи дело вносилось на коллегиальное рассмотрение в президиум суда.

Сейчас такого права нет. Считаю, что напрасно его отобрали у руководителя судебной системы области. Приходилось прилагать много усилий по составлению мотивированных постановлений, заключений по жалобам, адресованных Верховному Суду РФ, поскольку все эти документы подписывал председатель суда.

В 1991 году стал членом президиума. В этой должности проработал более 25 лет. После образования кассационной инстанции стал председательствующим судебного состава по рассмотрению дел в кассационном порядке. Раньше в состав входило 8 судей, сейчас - 7. Это наиболее подготовленные и опытные судьи: Тамара Ивановна Мирошниченко, Полякова Татьяна Николаевна, Москвина Светлана Ивановна, 2 кандидата юридических наук – Башков А.В.и Козаченко Е.Б. Сейчас я не член Президиума, так как сын работает в прокуратуре – конфликт интересов.

- По какому принципу подбираются судьи в состав кассационной инстанции?

- Председатель отбирает по критериям: грамотные, опытные, могут ладить с помощниками, техническими сотрудниками и, конечно, с судьями апелляционной инстанции. Приходят, как правило, специалисты с небольшим опытом работы в областном суде, поэтому приходится обучать помощников: как изучается уголовное дело, правильно и юридически грамотным языком излагать принятое по жалобе решение в процессуальном акте.

- Как вы относитесь к реформированию судебных аппаратов с введением нового класса госслужащих, отмены закрепления помощников и секретарей за конкретными судьями?

- За судебным составом закреплено 12 помощников судей, которые первоначально изучают жалобы, а потом результаты докладывают судьям, в том числе приходят ко мне. Мы решаем истребовать дело или нет. Я считаю, что помощники судей обижены в материальном плане. Помощник должен не просто работать за небольшую зарплату, он должен стремиться и иметь такую возможность пойти потом в судьи. И в этом ему помогает судья, который прививает помощнику судейские навыки. Во-вторых, судья должен помощнику доверять. Хаотично раздавать дела помощникам плохо, поскольку у помощников разный уровень образования, работоспособности. Это будет приводить к недопониманию, что плохо как для самого помощника, так и для судьи, а в конечном итоге, будет страдать дело и люди.

- Какими личными качествами, по-вашему, должен обладать помощник, чтобы стать хорошим судьей?

- Помощник, как и судья, должен хорошо знать закон, иметь высшее юридическое образование, иметь опыт работы более 2-х лет по юридической специальности. Обладать усидчивостью, не вступать в конфликты с гражданами, быть вежливым с посетителями, корректным в судебном заседании, соблюдать форменную одежду, уметь хранить служебную тайну и быть ответственным за порученное дело.

Мы сталкиваемся с тем, что помощники, имея высшее образование, проработав когда-то следователями, юристами на предприятиях, через 2-3 месяца работы в суде признаются: а мы ведь так мало знали юридических тонкостей, которые приходят только с практической работой в суде.

- Ваше отношение к предложениям смягчить ограничения по конфликту интересов в Кодексе судейской этики?

- Понятие «конфликт интересов» очень широкое, и под него можно подвести все, что угодно. Если толковать широко, то если судья работает в районе, то жена, пусть даже экономист, судебный исполнитель, специалист в администрации может сталкиваться с судом. Это можно подвести к конфликту интересов. Конфликт интересов должен касаться только руководителей. Должны быть династии, это всегда приветствовалось. Если в семье юристы, то есть с кем поговорить, обменяться мнениями.

Законодатель в последнее время старается ограничить такую меру наказания, как лишение свободы, и вносит в статьи дополнительные виды наказания, не связанные с лишением свободы.

- Какая категория дел в Вашей инстанции рассматривается чаще?

- Больше всего сейчас рассматриваем дел и материалов в порядке статьи 10 Уголовного кодекса РФ – об обратной силе закона. Законодательство развивается динамично, и оно направлено в определенной степени на смягчение наказания осужденным . Законодатель в последнее время старается ограничить такую меру наказания, как лишение свободы, и вносит в статьи дополнительные виды наказания, не связанные с лишением свободы.

Также, если постановлен приговор в отношении лица по статье Уголовного кодекса Российской Федерации, в которую законодатель в дальнейшем внёс более мягкие меры наказания, то эти дела подлежат пересмотру. Начиная с марта 2011 года, эта категория дел захлестнула областной суд. Только через Президиум прошло около 800 дел – это много. Президиум проводили по 2 раза в неделю, на каждое заседание попадало по 40 дел. Сейчас стало меньше.

С 2012-2013 гг. много хлопот доставляют дела по хозяйственным преступлениям - предприниматели, должностные лица осуждаются за злоупотребления должностными полномочиями. Ряд норм граничат с гражданско-правовыми отношениями. Тот или иной вопрос, касающийся растраты денежных средств, необходимо решать в гражданском, а не в уголовном порядке. Введены такие понятия: если мошеннические действия совершены в сфере предпринимательской деятельности, то одна квалификация и более мягкое наказание, а если это совершенно в отношении граждан, чистые мошеннические действия, не связанные с предпринимательской деятельностью, - другая мера ответственности. Все это нужно отграничить, в этом нужно разобраться. Иногда ведь могут создать фирмы, преследующие цель заключить договор, взять деньги, ничего не сделать и скрыться.

Постоянно вводятся новые понятия уголовной ответственности, касающиеся экстремизма, сектантства. Их немного, но они есть, и также представляют определенную сложность. Много изменений внесено в уголовном кодексе в этом плане.

- Сколько решений/приговоров через кассацию отменяется, с чем это может быть связано: более качественная работа сторон при повышении инстанции или есть некоторые вопросы к нижестоящим судам?

- Нужно иметь в виду 2 вида изменений приговоров. Если связаны с изменением закона, то здесь вины районного суда или апелляционной инстанции нет. Больше допускается ошибок районными судами, а затем и апелляционной инстанцией, и мы иногда пропускаем ошибки, связанные с назначением наказания. Поскольку общая часть уголовного кодекса, глава, которая регулирует назначение наказания, очень специфична, то и разные виды рассмотрения дел. Если в особом порядке рассматривается дело – без исследования обстоятельств, без вызова свидетелей, то там можно назначить наказание не более 1/3 от максимального, а еще если есть явка, то и от этого, - здесь судьи запутываются. Иногда признают явку с повинной, но не учтут ее при назначении наказания или при подсчете наказания. Приходится все досконально высчитывать. Оконченное преступление – одно наказание, за неоконченное – другое. Бывает, судья явку с повинной учел, но не учел, что судит за неоконченное преступление, или за приготовление к преступлению.

Много допускается ошибок при назначении исправительных колоний. Трудности у судей вызывает определение вида рецидива. А от этого зависит назначение того или иного вида колонии. Вид рецидива связан с тем, сколько у человека судимостей, сколько из них погашены.

В кассационной инстанции нет прав вмешиваться в приговор по обстоятельствам доказанности вины. Мы не можем дать переоценку собранным судом доказательств. Это можно было делать раньше, когда была надзорная инстанция, такое право было, сейчас нет. Если ошибка в квалификации очевидна, то мы ее исправляем, а если связана с переоценкой доказательств, то мы в такой приговор не вмешиваемся.

По каким основаниям чаще отменяются решения/приговоры? Есть такие случаи?

- Такие случаи есть. В 2015 году вторгались в 400 приговоров первой и аппеляционной инстанций, из них 1/3 передавалась на новое судебное рассмотрение.

- На сколько, по Вашим ощущениям, растет практика навязывания адвокатами доверителям подачи кассационных жалоб с пониманием полной бесперспективности и ради получения оплаты?

- Такие дела есть. Но здесь адвокатов сложно упрекнуть – адвокат всегда связан с мнением подсудимого, осужденного. И если тот не признавал и не признает вину, но его все-таки признали виновным, то адвокат должен у него выяснить, будет он обжаловать приговор или нет. Если адвокат видит, что приговор незаконен, закон разрешает ему самому написать жалобу. Есть и такие жалобы, в которых очевидно, что дело рассмотрено правильно, но адвокат все же составляет жалобу, которая не имеет перспективы для пересмотра приговора или смягчения виновному срока наказания. Есть такие недобросовестные адвокаты, которые белое пытаются выдать за черное.

- Какой должна быть кассационная жалоба, чтобы на нее обратили внимание и приняли к рассмотрению? На что сделать акценты? К чему такая придирчивость при приеме?

- Мы возвращаем большое количество кассационных жалоб как составленных не по форме, как предъявляет закон. Она должна правильно называться, на конкретный приговор, решение, в ней должны быть приведены мотивы, по которым она вноситься, с чем не согласен. Встречаются плохо мотивированные жалобы, из содержания которых порой нельзя понять, что просит её автор, а чаще всего причина возврата – не приложены требуемые документы. Есть перечень документов, указанный в УПК, есть приказ директора Генерального департамента, что обязательно должно прикладываться к обжалуемому решению. И это не просто, например, копия решения, а заверенная председателем районного суда или судьей с гербовой печатью суда. Если приговор или судебное решение на нескольких страницах, то все должно быть прошито и скреплено печатью суда первой инстанции. Часто об этом забывают. Это не пустые придирки. Даже если дело было в областном суде и вынесено апелляционное постановление или определение, то и в этом случае сторона обязана предоставить заверенные копии. Дополнительно мы сами запрашиваем исправительные учреждения – не пересматривался ли приговор в какой-либо инстанции, например, в Смоленском суде, не снижался ли срок наказания. Чтобы не допустить судебной ошибки, не подвести Президиум, мы дополнительно запрашиваем материалы в местах лишения свободы.

Жалоба рассматривается единолично судьей. Если судья не нашел оснований для передачи ее в суд кассационной инстанции, то пишет отказ в удовлетворении жалобы, и на этом производство заканчивается. Таков закон. Если бы был закон, что все жалобы, которые поступают, должны рассматриваться в коллегиальном порядке и подписываться, то их бы рассматривали, например, трое судей, как в окружных арбитражных судах. Если судья видит, что есть спорный момент, то по понедельникам мы собираем нашу кассационную группу. В ней принимает участие заместитель по уголовным делам, председатель областного суда. Все вопросы выносим на коллегиальное обсуждение.

- Были ли какие-то интересные, прецедентные дела?

- Прецедентные дела встречаются чаще в групповых делах. Органы следствия, а иногда и сам суд, выделяют материалы дела по одному из участников процесса, осуждают его по более суровому обвинению. Когда рассматривается дело по остальным участникам процесса, то суд переходит на более мягкую статью, например, с организованной группы переходит на совершение преступления по предварительному сговору. Тому лицу, которое было осуждено по первому, более суровому закону, изменяется приговор на такую же льготную статью.

- Как часто Верховный суд отменяет решения, вынесенные Вашей кассацией?

- Чтобы Верховный суд отменил вчистую постановление президиума, таких нет. В год по 1-2 делам ВС вторгается в постановление Президиума, но не по существу, а с назначением наказания. Верховный суд наделен правом вынесением постановления о передаче дела в кассационную инстанцию для возбуждения кассационного производства. Он эти постановления отправляет нам, и мы уже изучаем материалы дела, разбираем на Президиуме. Такое дело числится как возбужденное Верховным судом. Таких дел немало.

- Есть ли случаи, когда жаловаться в кассацию бесполезно?

- Никому не помешает лишний раз пожаловаться и проверить приговор. На более профессиональном уровне. Чтобы осужденный потом не каялся. Иногда судья что-то может не заметить, а судья кассационной инстанции недочет увидит. Та ли инстанция рассмотрела дело, то ли лицо возбудило и расследовало, правильно ли предъявлено обвинение – сравниваем приговор с обвинительным заключением, не вышел ли суд за рамки предъявленного обвинения. Такие тонкости могут пропустить и опытные судьи.

- Почему некоторые судьи закрывают глаза на доводы и пишут «как-будто с завязанными глазами», как по трафарету?

- Есть такие формулировки, которые судьи вынуждены повторять в своих постановлениях. Что касается избрания мер пресечения в виде заключения под стражу, то используются формулировки с Пленума Верховного суда. В целом много жалоб идет на избрание судами мер пресечения, то в этих случаях закон запрещает делать выводы о виновности лица, но судья обязан дать в своём решении по представленным материалам обоснование о причастности к преступлению и высказать своё мнение о правильности выбора избранной меры пресечения.

- При разрешении вопросов, возникающих при рассмотрении дел в составе кассационной инстанции, все судьи равны. Процедура принятия решения также подчинена общим правилам равенства. Как принимаются решения, если единого мнения составом так и не достигнуто, если остаются сомнения в правильности принимаемого решения?

- В Президиуме решение принимается, если за него проголосовало большинство членов Президиума. Если голоса разделились поровну, то решение считается не принятым. Председатель Президиума высказывает свое мнение последним. Как я уже говорил ранее, вопрос выносим на расширенное заседание в присутствии председателя суда, заместителей, председателя коллегии по уголовным делам и обсуждаем, как быть.

С годами, с опытом убеждаешься, что большие сроки, суровое наказание, в целом места лишения свободы практически никого не воспитали.

- С какими трудностями Вам приходится сталкиваться в работе? Не оказывается ли на судей какое-либо давление?

- Давление на судей оказывать довольно трудно. Не всегда могут знать, у кого та или иная жалоба. Если в повестке стоит вопрос на улучшение положения осужденного, то какое может быть давление. Бывают споры между нами судьями аппеляционной и касационной инстанций – они отстаивают свое мнение, мы считаем по-другому. Но это давлением не назовешь, это производственные вопросы. Общение с гражданами у нас очень ограничено. Избегаем общения с адвокатами, работниками правоохранительных органов.

Что касается трудностей. Я по характеру всегда призываю к гуманизму, никогда не стою на крайне правых позициях. Поэтому и остаюсь часто в меньшинстве. С годами, с опытом убеждаешься, что большие сроки, суровое наказание, в целом места лишения свободы практически никого не воспитали. Мне всегда и потерпевших жалко, но когда за незначительные преступления даются суровые сроки наказания, то это я переношу тяжело. У нас же сегодня так сложилось, что можно украсть завод, - представят к ордену за это. А можно сесть за металлолом, который валялся годами и никому не был нужен, но его просто подобрали и сдали. Это можно даже не считать за кражу, но за это могут наказать и назначить реальные сроки лишения свободы. Когда начинаешь что-то сопоставлять, то вообще трудно работать. Когда разворовывают миллиарды в банке, и за это дают 5 лет, и за мелкую кражу – тоже 5 лет.

- Есть ли в современных реалиях, по Вашему мнению, необходимость создания специальных апелляционых и кассационных судов общей юрисдикции по типу арбитражной системы?

- Конечно, было бы правильно, если был отдельно суд апелляционной инстанции, и отдельно - кассационной. Я считаю, что дела, представляющие особую сложность – по тяжким и особо тяжким преступлениям – на всех стадиях должны рассматриваться коллегиально, а не единолично.

Что касается народных заседателей, то к ним разное отношение. Для молодого судьи это большое подспорье. Народные заседатели – это передовики производства, уважаемые люди, наделенные жизненным, производственным опытом. Они во многом могли заострить внимание, подсказать. Сейчас есть институт присяжных. Я ни одно дело не рассмотрел с участием суда прияжных. Но мне кажется, что это громоздкий институт. Вину присяжные понимают по-своему. По ряду преступлений необходимо иметь глубокие познания, знать законы других отраслей, а у присяжных таких знаний нет.

- Какой процент дел в уголовной кассации рассматривается с использованием видео-конференцсвязи (ВКС)?

- Если об этом просит сам подсудимый в своей жалобе, или когда возбуждаем кассационное производство и передаем дело в кассационную инстанцию, то его извещаем о дате и времени слушания. Должно быть соблюдено 3 пункта: 1. Согласен ли он, чтобы дело рассматривалось с его участием или без него. 2. Нужен ли ему адвокат. 3. Не связан ли отказ с материальными затруднениями. Обвиняемый должен дать ответы на эти вопросы. Если осужденный желает участвовать, то мы дело откладываем, - даем возможность доставить его к тому месту, где есть ВКС. Одна четвертая дел, рассмотренных на Президиуме, рассматривается с использованием ВКС.

- Трудно ли принимать решения?

- Мы стараемся делать все, что предписано законом, на что у нас хватает прав. Назначено наказание в пределах санкций. Суд при назначении описывает, что он учитывает. Одному кажется, что строго наказали, другому – слабо. Бывает, что я не согласен с товарищами. Выражаю свое мнение.

- Насколько, по Вашему мнению, беспристрастен суд?

- Во всех случаях да. От обвинительного уклона старается сейчас и руководство областного суда отводить судей. Приживается пока это сложно.

- Как Вы относитесь к предложению одного из депутатов лишать судей статуса за три полностью отмененных решения?

- Категорически против того, чтобы судью наказывали за принятое решение. Тем более лишать полномочий. Если судья допускает очевидные ошибки, и это видит вышестоящий суд, это стало достоянием квалификационной коллегии, то у нас проходит аттестация – в итоге таким судьям не присваивается класс. Присвоение класса зависит от качества его работы. Если судья имеет плохие показатели в работе: измененные приговоры, отмененные, допускает брак в работе, то класс ему не присваивается. К этому вопросу могут вернуться только через год. Может встать вопрос о его профессиональной непригодности. Это не нужно регулировать еще какими-то законами. Уже есть практика, все отрегулировано. Если судьи проявляют небрежность, какую-то очевидную предвзятость при рассмотрении дела, то эти судьи без внимания не остаются. Каждый судья на виду.

- Реанимация «мертвых», но важных составов преступления – ст. 177 УК РФ «Злостное уклонение от погашения задолженности». Доходят ли эти приговоры до кассации?

- В области таких дел мало, у нас не встречаются.

- Ваше отношение к тому, что предпринимателей предлагают до суда не заключать под стражу.

- Я с этим согласен. Могут быть и заказные дела – вот что опасно. Если предпринимателя заключить под стражу, то его производственная деятельность может просто развалиться. Если компьютеры изымут, счета заблокируют. Людям не будет выплачиваться зарплата. Если речь, конечно, не идет о банкирах, которые вывели деньги банка в оффшоры.

Я склонен к тому, чтобы больше незначительных преступлений декриминализировать, перенести в разряд административных. Особенно, если лицо впервые привлекается к уголовной ответственности.

- Какие составы УК РФ, по Вашему мнению, надо декриминализировать?

- В последнее время прошла большая декриминализация уголовного наказания. Преступления небольшой тяжести, особенно конфликтные преступления. Например, ст. 116 УК РФ «Нанесение побоев», по которой осуждали и назначали 5 тысяч штрафа. Оформи этот материал в административном порядке – те же 5 тысяч шрафа. Зачем человеку нужна судимость, которая влечет последствия не только для него, но и для семьи? Я склонен к тому, чтобы больше незначительных преступлений декриминализировать, перенести в разряд административных. Особенно, если лицо впервые привлекается к уголовной ответственности.

- Ни для кого не секрет, что на судей возложена колоссальная нагрузка, остается ли у Вас время на себя, на семью?

- Сейчас производственная нагрузка позволяет ходить домой и не носить с собой портфель с делами. Количество судей прибавилось, нагрузка значительно снизилась, по уголовным делам нагрузка снизилась, в отличие от гражданских, в силу гуманизации наказания, в связи перевода статей с уголовных в административные. Отпуска у нас хорошие. Свой отпуск я использую, отдыхая в деревне Поварня, где у меня домик, баня, огород - за всем нужно следить, заниматься посадками. В отпуске есть возможность изучить публикации, касающиеся судебной работы, почитать книги по истории. Люблю посмотреть телеканалы «Страна», «История», – много интересного узнаешь о нашей России, её замечательных людях.

- Чтобы Вы пожелали коллегам – юристам в преддверии профессионального праздника – Дня юриста и вручении премии Свердловской области «Персона года»?

- Хочется, чтобы судей больше замечали и поощряли. Что касается Ассоциации юристов России, ее оценка особенно приятна, поскольку твои коллеги, которых ты знаешь, на их глазах пришел в судебную систему, работал, вырос, оценили твою работу. Не просто вышестоящие руководители, а твои коллеги, с чьим трудом ты соприкасаешься каждый день – работники суда, преподаватели юридического университета, работники прокуратуры.

Своим коллегам я, в первую очередь, пожелаю, чтобы меньше совершалось правонарушений, преступлений. Желаю здоровья, благополучия в семьях, чтобы ограничения сняли при назначении родственников на должность, чтобы ладилась работа, чтобы каждый хорошо делал то дело, на которое он назначен.

Татьяна Юр. Андреева

Фото: Андреева Т.Ю.,

Федотова Т.Н.

 

Опубликовано: Правовая газета «Статус» № 5 (53) 2016 С. 3-5

 

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://gazeta-status.ru/

____________________________________________
© 2011-2016. Правовая газета "Статус"

Яндекс.Метрика